Сбить на взлёте. Почему многие абитуриенты после обучения останутся без работы

0
104

Украинские абитуриенты продолжают поступать на невостребованные специальности. Большинство из них — потенциальные безработные

Вот уже несколько лет тройка самых желанных для вчерашних школьников специальностей выглядит неизменно. По данным Министерства образования и науки, абитуриенты массово хотят быть филологами, юристами и менеджерами. В этом году на эти профессии подано более 200 тыс. заявлений, хотя на рынке труда такие специалисты в избытке. После обучения многие останутся без работы.

Свободная касса!

Невостребованность выпускников гуманитарных специальностей породила немало шуток про то, что их потенциальное место работы — Макдоналдс. По словам Татьяны Пашкиной, HR-специалиста компании rabota.ua, большая часть 10 самых популярных среди абитуриентов профессий перенасыщена специалистами. Так, зарплата начинающего юриста варьируется в пределах 5–6 тыс. грн, но и за эти деньги придётся побороться. Дело в том, что наибольшая конкуренция как раз среди юристов. В этом году, к примеру, среднее количество откликов на такую вакансию — 30, в прошлом было 40, а в разгар кризисного 2014-го число желающих трудоустроиться юристом доходило до 86 человек на место. Аналогичная ситуация с менеджментом, поскольку брать в управленцы молодого человека без опыта работы готовы единицы. «Если смотреть динамику, — говорит Пашкина, — то директора и юристы всегда соревновались между собой за самое большое количество откликов на вакансию. Это наиболее конкурентные профессии. Проблема в том, что рынок труда не рос с такой силой, с которой мы плодили юристов и менеджеров».

Для филолога стандартная карьерная лестница начинается с ассистент-переводчика. Зарплаты там тоже невысоки — 5–8 тыс. грн. Но если человек регулярно ездит в загранкомандировки, набегает порядка 20 тыс. грн. Специальность «туризм», попавшая в этом году в топ-10 самых популярных направлений для обучения, перспективами тоже не радует. По словам рекрутеров, ни гиды, ни прочие специалисты сферы туристических услуг большим спросом среди работодателей не пользуются, а для продаж путёвок высшее образование вообще не требуется. «Руководители туристических компаний говорят, что им без разницы, с дипломом человек по этой специальности или же окончил всего лишь курсы», — объясняет логику работодателей Татьяна Пашкина.

В то же время директор департамента высшего образования МОН Олег Шаров уверен, что не всё так безнадёжно. Он уверяет, что в рамках одной специальности могут быть десятки профессий, так что рабочих мест хватит всем. «Филология — это же широкая специальность, хотя позиция одна. По ней учат десятки языков, поэтому и заявлений от абитуриентов столько», — говорит Шаров.

К классической тройке лидеров по популярности «юрист, менеджер, экономист» вплотную подбираются айтишники. Но как раз у них ситуация обратная — бурно растущий IT-рынок готов принимать всё большее количество специалистов. В этом случае высшее образование оперативно подстроилось под нужды рынка.

Муки выбора

Причин, по которым перенасыщенные специальности продолжают пользоваться спросом, несколько. Влияет инерция университетов и высокая конкуренция в сфере образования. Окончательно она сформировалась только в 2003–2008 годах, когда количество выпускников школ было вдвое больше, чем сегодня. Сейчас же вузы могут обучить гораздо большее количество людей, чем готово поступить. Однако в условиях жёсткой конкуренции за будущих студентов идут на поводу у спроса, отказываясь формировать собственное предложение. «Избыточное предложение действительно есть, — подтверждает Шаров Фокусу. — Но это даёт возможность каждому гражданину варианты выбора. Избыточное предложение касается контрактных мест, потому что на бюджет распределение по специальностям выдаётся с учётом прогноза Министерства экономики».

Сейчас в Украине 280 вузов. Такое количество, уверяют специалисты в сфере образования, не способствует улучшению качества преподавания. Однако в МОН с радикальным сокращением высших учебных заведений спешить не хотят. «Бывает, что вуз слабый, но человек там получает хорошее образование, потому что самостоятельно учился, — объясняет позицию ведомства Олег Шаров. — Бывает и наоборот, что диплом получает человек, который позорит вуз. У нас 280 университетов, академий, институтов, но нельзя сказать, что нам надо 250 или 220. Наверное, нынешнее количество — это многовато, но каждый вуз необходимо рассматривать отдельно».

Немодные тренды

Далеко не все абитуриенты исходят из рационального мотива поступления в вуз — получить профессию для заработка или найти в университете подходящую своим способностям специальность. Для многих важна формальность — по возможности быстро и легко получить диплом. По словам рекрутеров, такое отношение к высшему образованию студентам прививают родители, получившие в советское время техническое образование. В жизни оно им не пригодилось, и сейчас они стремятся отправить ребёнка на престижные в то время специальности вроде юристов и филологов. «Люди среднего возраста свой первый технический диплом положили на полку. Детям такой судьбы они точно не хотят», — считает Пашкина.

Система профориентации, которая бы ещё в школе помогла будущему абитуриенту определиться с поступлением, в Украине тоже работает слабо. За будущими специалистами работодатели зачастую обращаются только в вузы. На уровне школ работают в основном университеты, но и они заинтересованы скорее в потоке студентов, а не в дальнейшем их трудоустройстве. Возникает парадоксальная ситуация, когда самые непривлекательные для абитуриентов специальности очень востребованы среди работодателей. Среди них специалисты в сфере авиа- и судостроения, атомной и гидроэнергетики, рабочие производственной сферы в целом.

«Посмотрите на авионику, — говорит Татьяна Пашкина. — Производство захлёбывается без специалистов! Если выпускники без опыта работы ещё и английский знают, то их зарплата стартует от 600 евро. Мой знакомый из авиаконцерна говорит: «Если человек не падает в обморок при виде графика редуктора, то мы его берём». Производство — самая богатая на вакансии сфера, но желающих нет. Вакансий 13%, а резюме — всего 7%».

Если ситуация не изменится, Украина рискует потерять инвестиционную привлекательность. Так, японская компания Fujikura, производящая электрооборудование для автомобилей, с начала 2016 года открыла в Украине два завода. Ещё два с общей численностью рабочих мест 3 тыс. человек собирается открыть в ближайшее время. Но специалистов, говорят рекрутеры, не хватает, поскольку эффективность системы профтехобразования, которая бы предоставляла квалифицированных слесарей, сборщиков, наладчиков, под большим вопросом. Исправить ситуацию государство пытается через центры занятости и переквалификации. Там можно бесплатно переобучиться, к примеру, на комбайнёров-механизаторов, монтажников-сантехников, швей. Если квалифицированные рабочие обучаются сами, то работодатели готовы им платить по 10–15 тыс. грн, если за счёт работодателя, то зарплата снижается.

Оно вам надо?

Битва инженеров и гуманитариев за заветный диплом поднимает ещё один немаловажный вопрос — нужно ли вообще сегодня высшее образование? Дело в том, что большинство выпускников на постсоветском пространстве, да и во всём мире, всё реже работают по специальности, полученной в университете. Работодателей волнует лишь наличие диплома, необходимую специальность можно освоить на двух-трёхмесячных курсах либо дистанционно. В Украине большую популярность приобрёл сервис онлайн-курсов Prometheus. На сайте зарегистрировано более 100 тыс. пользователей, 11 украинских университетов используют онлайн-лекции сервиса в качестве учебных материалов, в некоторых случаях прослушанный курс даже принимают вместо зачёта. Сооснователь ресурса Иван Примаченко считает, что отказываться от классического высшего образования рано, но доучиваться придётся в любом случае.

«Мы должны постоянно получать новые знания, чтобы удержаться на уровне индустрии, — говорит он. — Уже нельзя поступить в лучший университет и надеяться, что будешь успешен. Всё равно придётся проходить онлайн-курсы других университетов, делать проекты и получать практический опыт. И наоборот, если у вас новая профессия, которой можно быстро научиться на курсах, это не значит, что нужно опираться только на них. Ведь в основном курсы читают преподаватели университетов, так что вы всё равно возвращаетесь к их знаниям».

В подтверждение этого исполнительный директор концерна «Сименс» Джо Казер говорит, что автоматизация нисколько не уничтожает рабочие места. Она замещает их новыми, всё время повышая требования к знаниям даже для рядовых рабочих. Ведь уровень сложности оборудования растёт, так что необходимость в обслуживающем персонале не отпадает.

Несколько иной точки зрения придерживается Владимир Казарин, ректор Таврического национального университета. Он уверен в том, что классическое высшее образование необходимо как можно большему числу людей, а уж более узкую специализацию можно получать и на дополнительных курсах. «Никакого сокращения приёма в вузы допускать нельзя. Надо поднимать среднее специальное профессиональное образование и поддерживать высшее. Бакалавриат даёт базу, а в магистратуре осваиваются другие сферы. После этого нужно ещё переучиваться на дополнительных 160–180 часовых курсах», — считает он. При этом ключевая задача вуза — дать базовые знания и научить человека обучаться дальше.

Есть и ещё одно важное преимущество учёбы в университете — это творческая среда и концентрация одногодков-единомышленников. Дело в том, что для создания нужных связей специалистам приходится тратить уйму времени вне работы, а в университете этот процесс происходит легко и естественно. Это даёт конкурентное преимущество в поиске либо самой работы, либо сотрудника. В конце концов, результат образования зависит только от желания самого человека. Рейтинг вуза, популярность специальности и предпочтения родителей здесь вторичны.

Источник: Фокус

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here