Ураган Миша. Как Петр Порошенко дал Михаилу Саакашвили вторую политическую жизнь

0
84

В этом году как никогда частые и мощные ураганы проносятся над Карибским бассейном, оставляя после себя руины и проливаясь библейскими по масштабам дождями. Носят эти стихийные бедствия, согласно когда-то заведенному правилу, имена людей: Ирма, Харви, Хосе, Мария. С легкой руки президента Украины летом получил утраченную было энергию самый непредсказуемый украинский политик. Правда, для этого понадобилась попытка как раз лишить его этой украинскости, превратить в чужака. Не получилось. А что получилось, как до этого дошли и что будет дальше?

Грузины нам помогут

В самой идее подключить грузинских реформаторов не было ничего необычного и нелогичного. Грузия сама испытала в 2008 году российскую агрессию, немало добровольцев из Грузии и этнических грузин с украинским паспортом были на Майдане и пошли воевать за Украину. Привлечение к нашим преобразованиям людей, на счету которых глубокое реформирование постсоветской страны, было и желательно, и даже ожидаемо.

Сейчас многие гадают, какого рода договоренность была у Порошенко с Саакашвили, когда тот согласился в мае 2015 года возглавить Одесскую область. Из президентов с уникальным опытом и без преувеличения мировой славой – в одного из многочисленных чиновников другой страны? За этим должно было стоять что-то большее. Саакашвили позже говорил, что президент ему неоднократно обещал премьерский пост. Тогда картина вырисовывается, очевидно, следующая.

Украинский президент обещает грузинскому президенту всяческую поддержку и продвижение по линии исполнительной власти. Для старта – область, в перспективе – Кабмин, карт-бланш на реформы. Стать дважды в жизни проводником кардинальных преобразований в двух разных странах – захватывающая цель. После такой победы возвращение в Грузию, обидно изгнавшую своего реформатора, превратится в триумф и всенародное покаяние. Интерес Саакашвили тут понятный и очевидный. Не так понятны резоны Порошенко.

Дело в том, что грузинская схема реформирования основана на тесной связке правительственных реформаторов и силового блока. Без поддержки силовиков, причем достаточно жесткой, переломить ситуацию в Грузии, слывшей заповедником коррупции, не удалось бы. И первоначально шаги в этом направлении были сделаны: с февраля 2015 года заместителем генерального прокурора Украины работал соратник Михаила Саакашвили Давид Сакварелидзе. В ноябре 2015 года Национальную полицию Украины возглавила Хатия Деканоидзе, причастная к реформированию грузинской полиции. С апреля 2015 года созданием Национального антикоррупционного бюро занялся Гизо Углава – бывший заместитель генерального прокурора Грузии. То есть у Саакашвили были основания верить, что ему и его людям дадут воплотить свои планы в Украине. Он заблуждался.

Не оправдал доверия

Порошенко, можно даже не сомневаться, считает то решение большой ошибкой, слишком дорого оно ему обошлось и еще обойдется. Но Саакашвили действительно был хорош в качестве символа приверженности украинской власти переменам. Странно, конечно, было рассчитывать, что Михаил будет долго играть вторые роли, но тот поначалу исправно помогал Банковой, считая себя обязанным поддерживать президента в обмен на обрисованные перспективы.

Полностью задействован авторитет грузинского реформатора был тогда, когда понадобилось обновить премьерское кресло, а Арсений Яценюк не захотел уходить добровольно. Саакашвили включился в программу по «укрощению и низведению» главы правительства по полной. Однако где-то в ходе этой кампании стало очевидно, что президент к нему сильно охладел. А легкая вспыльчивость грузинского тяжеловеса стала пугать Порошенко: было дело времени, когда он ударит по Банковой. Для грузинского президента сигналом, что у него ничего не выйдет, должна была послужить еще отставка Давида Сакварелидзе: того сначала выдавили в Одесскую область, в сентябре 2015 года, а затем и вовсе уволили.

«Сплавить» Саакашвили из Одессы было несложно. Во-первых, он не получил ожидаемой поддержки из центра своим шагам в области. Во-вторых, он не очень и напрягался в Одесской области, очевидно, воспринимая ее как промежуточную площадку перед скорым, как он надеялся, возвращением в Киев. Пиар превалировал в действиях политика. Да и местная элита, прожженная, не приняла чужака и, где могла, саботировала его инициативы. В общем, когда в ноябре 2016 года он уходил с поста главы областной администрации, в Одесской области траура не было.

Война с «барыгой»

К моменту ухода с чиновничьего поста отношения двух президентов уже были отвратительными. Саакашвили считал себя обманутым: Порошенко не выполнил взятых обязательств и грубо использовал более опытного и заслуженного коллегу в своих политических играх. Для Порошенко Саакашвили был неприятным напоминанием об ошибке, которую сделал украинский президент, когда-то решив, что сладит с амбициозным политиком, быстро почувствовавшим себя конкурентом. Два выдающихся президента одновременно на одну страну – многовато. Кто раньше, кто позже, ушла со своих постов и грузинская команда. Остался пока лишь Гизо Углава.

Михаил Саакашвили еще в бытность губернатором увлекся созданием антикоррупционного движения. Начало было впечатляющим, с многотысячным съездом в декабре 2015 года в Киеве, а затем похожими съездами в нескольких других городах. Но вся затея сдулась к лету 2016 года, и после отставки ему пришлось по новой пытаться создать свою политическую силу. Она получила название «Рух новых сил». Ее антипрезидентский характер не только не скрывался, а, наоборот, подчеркивался. Саакашвили ввел в активный оборот слово «барыги» по отношению к украинским политикам – представителям власти, а звание «верховного барыги» получил понятно кто.

Вопреки чьим-то ожиданиям или опасениям, движение во главе с Саакашвили не приобрело сколько-нибудь значительной популярности. Спустя полгода после отставки грузинский реформатор оказался далеко на обочине политической жизни Украины. Безусловно, свою роль тут сыграл и «заговор молчания», который в отношении него существовал на ряде телеканалов, но преувеличивать его значение не стоит. Как и то, насколько помогло Саакашвили, когда он получил на телеканале ZIK львовского олигарха Петра Дыминского персональную передачу. Она-то, скорее, его и подвела. Хотя с какой стороны посмотреть.

Неприкасаемый враг

Одна из наиболее убедительно звучащих версий гласит, что Петр Порошенко лишил Саакашвили украинского гражданства, посмотрев какие-то фрагменты его телепрограммы. Там в адрес президента звучали слова гораздо более обидные, чем «барыга». И хотя реальный политический вес оппонента не вызывал необходимости как-то его опасаться, президент «психанул». Вспомнили о том, что на момент присуждения гражданства у Грузии были претензии криминального порядка к бывшему президенту, и это послужило поводом это гражданство отобрать. Очевидна была мстительность этого шага. К тому же он последовал сразу после возвращения Петра Порошенко из поездки в Грузию в середине июля. Михаил Саакашвили был в это время в США, что неслучайно: пропадала необходимость решать вопрос с высылкой грузинского президента на родину, где на него заведено уголовное дело. Выполнить это требование было бы слишком даже для украинского руководства, жаждущего наказать зарвавшегося чужака.

Реакция западных партнеров, высказанная в разное время, говорит, что, с их точки зрения, Порошенко этим шагом нарушил негласно существующее табу: Михаил Саакашвили был и остается исторической фигурой, членом неформального клуба международных лидеров, уже одно это требует действовать по отношению к нему с позиций fair play – справедливой игры, даже если это трудно по личностным причинам. Саакашвили ощутил на Западе эту поддержку, выступил в ряде стран с интервью, где досталось Порошенко, и объявил о своем возвращении в Украину, сначала вообще, а затем и дату назвал – 10 сентября. Это означало, что неприятности у руководства только начинаются.

Столь вольное обращение президента с гражданством вызвало резко негативную реакцию и внутри страны. Даже те, кто нисколько не является сторонниками Саакашвили, в этом конфликте стали на его сторону. А политики разного масштаба решили использовать вдруг ожившего усилиями Банковой грузинского президента в своих целях – против Порошенко. Встречать Саакашвили на границу выехали активисты и известные фигуры – Юлия Тимошенко, Семен Семенченко, Валентин Наливайченко. К вящему неудовольствию власти, граница была преодолена без особых проблем, зато неумелые и нечистые попытки этому воспрепятствовать еще раз ударили по репутации государственного руководства.

Сейчас Михаил Саакашвили разъезжает по стране, собирая митинги и раздавая интервью. Власть, одернутая западными дипломатами, старается его поменьше замечать и трогать. Говорить о том, что сейчас произойдет объединение оппозиции – Тимошенко, Наливайченко, Садового – не приходится. Слишком много персональных амбиций, слишком разный электорат. Но ясно одно: Порошенко получил себе гарантированную головную боль в виде грузинского президента, который будет мстить всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Они с Порошенко стали настоящими, со всей кавказской серьезностью, врагами.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here