Еще один тревожный год. Как изменится политическая карта Украины?

0
111

2017-й будет не легче нынешнего и точно менее обнадеживающим, чем 2014-й


Автор

Леонид Швец

Парадокс: у нас было больше надежды в самый тяжелый для страны год, когда на разваленную Украину перли кадровые российские части, чем сейчас, с приближением четвертого года «коренных и решительных реформ». Причин для этого много, и почти все они имеют внутренний характер. Винить, кроме себя, некого.



Устали ждать

В 2014 году все только начиналось, формировалась новая власть и, несмотря на колоссальные трудности, были большие ожидания. Высокая степень трудностей задавала и высокий уровень ожиданий: расстрел Небесной сотни и жертвы российской агрессии не давали, казалось, шанса на реставрацию прежней системы. Это было просто немыслимо. Сейчас все больше разговоров, что за минувшее после Майдана время ничего не поменялось.
Конечно, это не так. Многое поменялось сильно. В первую очередь, само общество, которое устало верить и ждать. Нет, не вообще верить и ждать, а верить вот этим политикам и ждать от них действий, соразмерных вызовам, которые стоят перед страной.

Опросы дружно показывают падение доверия к органам власти до неприличного уровня. У Петра Порошенко, согласно последним данным КМИС, на начало декабря президентский рейтинг – всего 6,4% от всех опрошенных. Столько же было у президента Франции Франсуа Олланда, самого непопулярного французского президента за последние десятки лет, когда он принял решение не выдвигаться на второй срок. Только Олланду до выборов оставалось шесть месяцев, а у Порошенко впереди еще долгих два с половиной года. Наверное, президент полагает, что у него достаточно времени, чтобы вернуть утраченное доверие, но общественное сознание практически никогда не работает на реверс.

Начинать избавляться от старой политической шкуры пора как раз за пару лет до выборов, то есть в 2017-м

Разворот можно запрограммировать, выставив в качестве альтернативы еще худшую кандидатуру, несущую в себе более серьезную угрозу будущему, чем президент, растративший доверие. Но дело в том, что таких фигур тоже нет. У Юлии Тимошенко рейтинг едва выше, чем у Порошенко, – 9,3%, а Юрий Бойко, при всей медийной поддержке дружественных регионалам СМИ, не может подняться выше 6%.

Но даже если и удастся создать ситуацию лучшего выбора из худших вариантов, очевидно, это не то, чего ждет общество. Игра на негативном контрасте – «лишь бы не Юля» или «а то Путин нападет» – всем порядком надоела. Отчаянно хочется выбора между нормальным, хорошим и очень хорошим. Правящий класс пока полностью проваливает этот запрос украинского общества.

В 2017-м или никогда

Политические силы, образующие правящую коалицию, на двоих с трудом имеют 6% поддержки населения. Очевидно, эта поддержка, как и в случае с личным рейтингом главы государства, в значительной степени носит условный характер: не так хорош Порошенко, как плохи его конкуренты. В качестве отправной точки для следующего электорального цикла этого не только крайне недостаточно, это просто вредно. И начинать избавляться от старой политической шкуры пора как раз за пару лет до выборов, то есть в том самом 2017-м, который стоит на пороге.

Это же касается и тех новых политических сил, которые хотели бы претендовать на власть. Организационное строительство и медийная раскрутка требуют времени и средств, тянуть до последнего неразумно, так что следует ожидать появления новых или псевдоновых партийных проектов. Довольно неожиданный для многих рейтинговый прорыв, хотя и незначительный в абсолютных цифрах, партии Рабиновича и Мураева «За жизнь» показывает, что избиратель уже готов хвататься едва ли не за все сколько-нибудь новое. Опять же не столько потому, что оно больно привлекательно, сколько потому, что старое опостылело.

Поэтому в 2017 году общая политическая активность усилится, как и все проявления конкуренции. Вбросы против конкурентов и всякого рода инициативы, рассчитанные на пиар-эффект, повысят общий информационный шум. В нарастающей какофонии избиратели вынуждены будут искать свои политические ориентиры, формируя свое мнение к будущей электоральной игре.

Минус Гройсман и Аваков

В 2016 году накопившееся недовольство по отношению к власти было частично и временно погашено сменой правительственной команды. Важным фактором, который должен был вернуть общественное доверие, стал запуск антикоррупционных институтов, прежде всего НАБУ. Однако эффект оказался недолговременным, а иногда даже противоположным.

Несмотря на громкое обещание «я покажу вам, как государством управлять» и даже в чем-то из-за него, Владимир Гройсман довольно быстро зарекомендовал себя человеком не на своем месте. Демонстрации воли и желания оказалось мало для управления сложной страной в сложный период. Главное, второе постмайданное правительство развеяло надежды на то, что станет защитником малого и среднего бизнеса, социальной опоры майданного движения и в целом движения за качественное обновление страны. Легкость, с который было принято решение об увеличении минимальной заработной платы вдвое, уже после поданного бюджета и к большому неудовольствию иностранных советников во главе с Бальцеровичем, показала, что власть продолжает играть в старые игры. Вместо раскрепощения внутренних производительных сил общества руководство видит свою задачу в дележе общественного пирога. Зависимый от государственных щедрот избиратель понятнее власти и предсказуемее, нежели самостоятельный и самодостаточный гражданин. В то же время и бюджетозависимые граждане оказались недовольны резким скачком коммунальных тарифов.

Как и украинское общество, западные элиты в значительной степени разочарованы украинским руководством

А ответ на общественный запрос по борьбе с коррупцией оказался настолько запоздалым – минимум на два года – что в первую очередь ударил по самой власти. Каждый случай выявленной коррупции характеризовал и уличал действующую систему управления, а не шел ей в зачет, как кому-то хотелось. При этом неизменной оставался факт: ни за преступления времен Майдана, ни кто-либо из по-настоящему крупных коррупционеров и гешефтмахеров к ответственности привлечен не был. Последний случай с Игорем Коломойским, безнаказанно сбросившим на государство банк с долгом в пять миллиардов долларов, подтвердил общее правило.

Вся эта ситуация тотального народного недовольства переходит на следующий год и требует новых попыток сброса пара. Самый очевидный – новая смена правительства. Только провести ее будет еще сложнее. Воображаемое парламентское большинство, неработающее без голосов со стороны, еще жестче потребует учета своих интересов, назначения своих людей и блокирования чужих кандидатур. Увольнение Яценюка стало небольшим кризисом внутри кризиса большого, замена Гройсмана поднимет волну даже больше, с учетом возросшей политической турбулентности. Достаточно сказать, что в этот раз, наверное, не обойтись без отставки Арсена Авакова, исчерпавшего все лимиты усидчивости в кресле, а это меняет весь руководящий расклад, поскольку Аваков – один из базовых столпов нынешней власти.

Не провести правительственную замену нельзя, провести – чревато. Это тоже нелегкий выбор 2017-го. Тем более что ожидавшиеся результаты реформ, если они вдруг случатся, будут восприниматься как сами собой разумеющиеся и недостаточные. Аплодисментов не будет.

Внешний фактор на нуле

Хотя в уходящем году Запад порядком штормило, а Россия по шею влезла в новую международную авантюру, именно поэтому можно ожидать, что в следующем году на этих направлениях не произойдет чего-то из ряда вон.

Трамп будет примеряться к президентским габаритам, Европа будет примеряться к Трампу и внимательно прислушиваться к собственным общественным трансформациям, промежуточные результаты которых зафиксируют выборы во Франции и Германии. Лишь к концу года станет проясняться, насколько изменилось лидерское лицо Запада и какие политические изменения это повлечет.

Однозначно можно говорить об одном. Как и украинское общество, западные элиты в значительной степени разочарованы украинским руководством. Возможно, там просто не представляли, насколько глубоко пустили корни традиции частного интереса в государственных делах Украины, и надеялись, что переналадка за­ймет меньше времени и сил. Переоценили силы, возможности и наличие внутренней убежденности украинских «реформаторов» в необходимости настоящих реформ. В ситуации, когда у них дома намечаются важные и, возможно, тревожные перемены, Украине будет уделяться лишь минимальный уровень внимания. А там, где оно будет уделяться, внимание будет носить подчеркнуто прагматичный характер.

Второе постмайданное правительство развеяло надежды на то, что станет защитником малого и среднего бизнеса

Во время своего недавнего визита в Украину президент Литвы Даля Грибаускайте сказала: «Мы все хотим видеть, что вы неравнодушны к своей стране, что вы хотите менять вашу страну и помогать своим людям. Только тогда мы сможем вам помогать. В противном случае, вы останетесь сами по себе». В устах Грибаускайте, которая всегда была самым горячим сторонником Украины на международной арене, это очень жесткое предостережение и знак того, что западные партнеры видят серьезные проблемы в руководстве, которые могут быть интерпретированы как нежелание менять Украину. Да, у нас есть общий противник на востоке, но это не дает нам права рассчитывать, что на Западе нам за это все простят. И 2017-й будет в этом отношении сильно отрезвляющим.

Что касается угрозы с востока, то Владимир Путин тоже будет в первую очередь озабочен подготовкой к президентским выборам 2018 года и постарается не брать на себя лишних проблем, помимо многочисленных имеющихся. Дональд Трамп и обновившая лидеров Европа его, скорее всего, разочаруют, никаких односторонних шагов навстречу не будет, а сирийская ситуация, наоборот, обещает новые конфликты. К тому же в следующем году выйдет доклад по сбитому «Боингу», выполнявшему рейс MH-17. Пытаясь продавить свой интерес в грядущих политических разборках в Украине, Кремль тем не менее вряд ли пойдет на наращивание агрессии на Донбассе, проблемы на двух фронтах нынешней ослабевшей России ни к чему. Так что на востоке страны следует ожидать дальнейшей подморозки.

Нет, Путин не нападет. А раз так, ничто не мешает взяться полной мерой за наведение порядка в стране. Ничто, кроме самой украинской власти в ее нынешнем виде и при действующих мотивационных механизмах.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here