Шанс для Путина: на ведущие позиции в мире выходят политики, которые не морщатся при слове «Кремль»

0
74

putin_trump

Все чаще в политических дебатах на Западе звучит: а почему бы не наладить нормальные контакты с Путиным?


Автор

Леонид Швец

Рассуждения на эту тему идут под аккомпанемент продления санкций по отношению к России и обсуждения новых мер против агрессивной политики Москвы. Просто о нормализации рассуждают претенденты на высшие государственные посты, а санкционные меры принимают действующие руководители. И это очень существенная разница. Но вдруг эти претенденты победят, как победил Трамп?



Русская карта

История с президентскими выборами в США очень показательна – здесь российская тема звучала открыто и постоянно. Демократы уличали Дональда Трампа в поддержке со стороны Путина. Американский кандидат пожимал плечами, говорил, что не знаком с Путиным, а вот лидер тот сильный, не чета Обаме. И с «Исламским государством» воюет, вот молодец.

Иными словами, Владимир Путин нужен был Трампу в качестве упрека, повода укусить оппонентов. И лагерь Хиллари Клинтон, кстати, занимался тем же: не так важны реальные привязанности конкурента, как возможность его хорошенько макнуть в российскую грязь. Но демократы все-таки проиграли внутреннюю повестку скандальному кандидату, несмотря на тысячу причин выиграть, и сейчас победитель формирует свою команду. И вот тут-то выясняется, что вся предвыборная риторика остается в прошлом.

Россия не остается на месте, она дрейфует даже не в Азию, а куда-то в давно несуществующее прошлое

Как известно, у Дональда Трампа не здорово хорошая репутация среди республиканцев. Партийные боссы вовсе не были счастливы от того, что миллиардер-выскочка расправился с лучшими республиканскими кадрами на праймериз и позорит своим поведением старую презентабельную структуру. Идеи избавиться от него жили в партийном истеблишменте чуть ли не до последних недель кампании. Поэтому в поисках кадров Трамп обратился к тому крылу, которое его поддерживало, а это даже в консервативной среде суперконсерваторы, по внешнеполитическим воззрениям – классические «ястребы», полностью оперившиеся еще в эпоху противостояния с Советским Союзом. И в отличие от демократов, они не озабочены вопросом перевоспитать «нехороших русских». Им главное, чтобы те не забывали свое место, а в случае забывчивости – ставить их на место, как поставил «батька» Рейган.

Иными словами, это не Трампу подлаживаться под Путина, это Путину нужно подлаживаться под Трампа. Не получится – пусть пеняет на себя, с той стороны сантиментов никаких нет.

Новый старый евростандарт

Насколько в Москве болели за Трампа и не очень обрадовались его победе, настолько же там едва ли не праздновали британский выбор в пользу Brexit. Вот же прямое свидетельство развала этого богу противного Евросоюза с его псевдоевроценностями! Ценности, однако, никуда не делись. Выбравшая автономное плавание Британия укрепляет свою обороноспособность, ссылаясь на российскую угрозу, а Борис Джонсон, сделавший очень много для Brexit и сейчас возглавивший Форин-офис, заявляет: «Если Россия и в дальнейшем будет идти той же дорогой, эта большая страна рискует стать нацией-изгоем».

В Германии, которая еще в прошлом году славилась своими Putinversteher – людьми, готовыми понять и принять Путина, за минувшее время произошла серьезная подвижка в настроениях, и понимать кремлевского вождя больше не хотят. Франк-Вальтер Штайнмайер, министр иностранных дел и социал-демократ, который играл роль доброго полицейского рядом с куда более жесткой Ангелой Меркель, будет отправлен на почетный пост президента ФРГ, и госпожа канцлер имеет все шансы в четвертый раз возглавить правительство следующей осенью. От нее Путину не нужно ждать ничего хорошего, она-то от него точно ничего не ждет. Причем с дрейфом Британии от ЕС роль Германии, а значит и Меркель, в определении политики Евросоюза только вырастет.

Если Россия и в дальнейшем будет идти той же дорогой, эта большая страна рискует стать нацией-изгоем

Во Франции президент ближайшей весной поменяется, Франсуа Олланд не имеет никаких перспектив сохранить за собой пост. Зато высока вероятность, что победит кандидат республиканцев Франсуа Фийон, которого называют едва ли не пророссийским политиком. Чего в нем пророссийского? Вот его слова с последних дебатов на французском телевидении со своим соперником по праймериз Аленом Жюппе: «Мы союзники США и разделяем с ними фундаментальные ценности, которые не разделяем с русскими. Кроме того, нас с США связывает договор по безопасности, не будем же мы его пересматривать. И тем не менее я считаю, что политика, которую последние четыре года Франсуа Олланд вел по отношению к России, абсурдна. И что она привела к ожесточению и изоляции России, к возрождению в России националистических рефлексов… [Нужно] установить отношения, если и не доверия, но такие, которые позволили бы «пристыковать» Россию к Европе. Вам кажется, что это разумно — с помощью политики санкций, которые не привели ни к чему, разве что к разорению наших фермеров, подталкивать Россию к ошибкам в дипломатическом плане и одновременно к Азии? Я считаю, что эта политика провалилась и надо это честно признать. И, конечно же, я не поддерживаю оккупацию Крыма».

Как видим, «пророссийскость» Фийона – это в первую очередь критика политики Олланда. А дальше – чистый прагматизм: давайте по возможности не будем делать Россию опаснее. Кстати, насколько Трамп является поклонником Рейгана, настолько Фийона считают последователем Маргарет Тэтчер, вот уж кто не имел никаких иллюзий насчет русских. Когда и если кандидат-республиканец займет президентский пост, попытки найти новый уровень нормальности в отношениях с Москвой подскажут ему пределы возможного. Потому что Россия не остается на месте, она дрейфует даже не в Азию, как считает Фийон, а куда-то в давно несуществующее прошлое. И не Европа изолирует Россию, а Россия изолируется от всех.

Другой Путин

Ожидания, что политика Запада по отношению к России изменится в связи с приходом каких-то новых фигур, понятны, но, кроме прочего, игнорируют инерцию действующих институтов. С 2014 года США и Европа не раз пытались нащупать по-настоящему контакт с Владимиром Путиным, но натыкались на его нежелание считаться с международными реалиями. И механизмы сдерживания и противодействия сорвавшейся с цепи России долго настраивались и запускались. Причем запускались слаженно, единым фронтом по обе стороны Атлантики. И ожидать, что сейчас какому-то одному субъекту процесса получится из него выпасть, не приходится. Роль правящей личности в современной демократической истории развитых стран достаточно скромна, да и такой личности, готовой пойти против течения, как мы видим, нет, несмотря на какие-то отдельные заявления.

Иное дело, что такая пересменка, которую затеял Запад в 2017 году, теоретически позволяет Владимиру Путину предложить новым партнерам еще раз обговорить острые вопросы и снять напряжение по ключевым направлениям. Только это подразумевает его готовность идти навстречу партнерам, которых в его стране открыто называют врагами, и искать компромисс. В конце концов, кому больше надо?

Это не Трампу подлаживаться под Путина, это Путину нужно подлаживаться под Трампа

Но в России тоже действует мощная инерция перестройки страны под изоляцию и противостояние. Даже если вдруг завтра Путин решит все развернуть на 180 градусов, у него ничего не получится. Запад – враг, уступки – слабость, умрем же под Москвой. И тот прагматизм, который сейчас подталкивает новых лидеров Запада искать пути, чтобы достучаться до трезвомыслия российского руководства, подтолкнет их к тем же решениям, к которым пришли их предшественники. Если уж предельно мягкий и миролюбивый Барак Обама был доведен Кремлем до потери всякой надежды найти общий язык, то последователи куда более жестких политических традиций придут к тем же выводам гораздо раньше.

У Путина есть шанс что-то изменить. Но он им не воспользуется.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here