Диктатура бессилия: чем больше власти накапливает в своих руках президент, тем меньше ее у него остается

0
96

Porox_1

Свершилось то, о чем так долго мечтали в «Блоке Петра Порошенко»: теперь у них свой премьер-министр и не надо больше троллить Арсения Яценюка сомнительного юмора билбордами с изображением кролика и призывами убираться прочь.

Более того, даже пост генпрокурора, если пройдет комбинация в Верховной Раде, может отойти нынешнему главе партийной фракции БПП, хотя и раньше лояльность Генпрокуратуры президенту не вызывала сомнений. Но сейчас со всей откровенностью становится ясно: страной управляет Петр Порошенко — и непосредственно как президент, и в лице своих ставленников на других государственных постах. А может, в этом нет ничего плохого?

Авторитаризм без авторитета

Политический рынок мало чем отличается от собственно рынка. Если есть возможность монополии, она непременно используется: много власти, считается теми, у кого она есть, не бывает. Президент пытается выступить таким монополистом. Причин для этого много — как объективных, так и субъективных.

Петр Порошенко известен своим немного неврастеничным стремлением контролировать все и вся. Наличие других центров власти в стране для него некомфортно буквально на физическом уровне. Но и конституционное устройство, рассекающее исполнительную власть на две части — президентскую и премьерскую, — тоже создает немало проблем, которые надо как-то нивелировать. Вот он и пытается нивелировать, продвинув на премьерский пост своего человека и тем самым как бы объединив исполнительную вертикаль под своей властью. Вышла эдакая квазипрезидентская модель.

В принципе, она могла бы быть рабочей, если бы ее центральный элемент, собственно президент, опирался на мощную общественную поддержку. Этой поддержки нет. По данным опроса, проведенного социологической группой «Рейтинг» в конце февраля — начале марта, у Порошенко отрицательный баланс доверия, т. е. сумма тех, кто относится к нему позитивно и негативно, — минус 54%. Опрос КМИС, проведенный в те же сроки, показал: президентский рейтинг Порошенко составляет 9,3% от всех избирателей, или 17,9% от тех, кто готов прийти на выборы. Впервые в списке кандидатов Петра Порошенко обошла Юлия Тимошенко. Это не значит, что она сильно выросла, нет, это он до такого уровня опустился.

Динамика падения поддержки главы государства катастрофична: буквально месяцем раньше, согласно исследованию КМИС, ему готовы были отдать голоса 22,8% от числа тех, кто пришел бы на избирательные участки. Потеряв 5% за такой короткий промежуток времени, президент расплатился за весенний политический кризис и продолжает платить. Это падение может замедлиться, но не видно, что могло бы его остановить.
Ко второй годовщине президентства от Петра Порошенко уже почти никто ничего не ожидает. По формальным признакам он накопил власти очень много, но как раз к тому времени, когда для большинства он перестал быть лидером.

Власть ради власти

Причины, по которым президент в рекордные сроки лишился народного доверия, просты и понятны. В мае 2014 года его отправили во власть, даровав победу в первом туре, с тремя основными задачами: остановить российскую агрессию на востоке, добиться возмездия за смерти на Майдане и развернуть страну на европейский путь. С агрессией вышло все сложно. Она остановлена, но цена оказалась неимоверно высокой, и главнокомандующий тут свою ответственность несет. За смерти зимы 2014 года не ответил никто, вчерашние соратники Януковича чувствуют себя в стране вольготно. С реформированием все плохо: преобразования несистемны и неубедительны. Конечно, сказывается желание общества увидеть быстрые и наглядные перемены, любое промедление клеймится как «зрада». Президент от этих ожиданий безбожно отстал.

Закономерно возникает вопрос: а зачем тогда Петру Порошенко столько власти, если он не может ей распорядиться?

Ни о какой «партийной машине», проводящей системную кадровую и интеллектуально-аналитическую работу, говорить не приходится

Сам по себе авторитаризм, будучи поставлен на службу модернизации общества, не так страшен и, может быть, даже полезен. Когда не мешают всяческие демократические «шумы», выбрасывать старое и насаждать новое проще, есть позитивные исторические примеры. Но это если выбрасывать и насаждать. Порошенко же по-хозяйски жаль что-либо выбрасывать, он предпочитает приспосабливать старое к новым обстоятельствам. Выходит наоборот: старое использует его, чтобы не подпускать новое. Ситуацию можно было бы назвать забавной, если бы речь не шла о собственной стране в сложных, а порой трагических исторических обстоятельствах.

Украина не может себе позволить не меняться. В других обстоятельствах — да, пожалуй, да так и было предыдущие два десятка лет, когда страна тащилась в арьергарде постсоветских государств, анемично реагируя на вызовы внешней среды. Это и привело ее к моменту, когда часть политического класса ее предала и стала на сторону агрессора, который счел Украину достаточно слабой, чтобы забрать себе кусок. Теперь уже модернизация — это не результат зрелого умозаключения, а императив выживания. И было бы слишком легкомысленным зависеть от умонастроения какого угодно лидера, а уж тем более того, который зарекомендовал себя бойцом слабым и ненадежным.

Porox_2

Одинокий Петр

При всей уникальности украинских политических обстоятельств они не так разительно отличаются от других случаев, когда нужно было модернизировать страну в условиях недостаточно развитой демократии. Из чужого опыта известно, что реформаторы могут рассчитывать на поддержку либо бюрократии, либо силовиков, либо мощной партии власти. Посмотрим, что из этого есть в распоряжении президента Порошенко.

Наша бюрократия категорически не заинтересована в преобразованиях, она их главный враг и саботажник. Компактный, мотивированный и дисциплинированный госаппарат — это реальность Сингапура и несбыточный сон украинцев.

Силовики как фактор реформ — совсем не наш случай, у нас их просто нет надлежащего качества, как когда-то в Чили. А те, что есть, живут «крышеванием», и переход на иные, непаразитические формы существования, равносилен для них самокастрации. Они сопротивляются переменам яростно, как угрозе собственной жизни. Так это, собственно, и есть.

По данным опроса, проведенного социологической группой «Рейтинг» в конце февраля — начале марта, у Порошенко отрицательный баланс доверия

Общественным инноватором могла бы выступить доминирующая партия власти, как в Японии или Мексике. Но у нас такая политсила отсутствует в принципе. Что БПП, что союзный ему «Народный фронт» — это конгломераты разных групп, связанных отношениями либо с конкретными фигурами во власти, либо с крупными финансовыми группами, будучи их парламентскими филиалами. Есть и просто случайные люди, которых занесло в парламент ветром войны и революции. А вне парламента партий нет вовсе. Ни о какой «партийной машине», проводящей системную кадровую и интеллектуально-аналитическую работу, говорить не приходится.

В результате наш неудачливый президент-автократ подвисает в воздухе. Бюрократия, как и основная масса силовиков, при формальной лояльности, оказывается агрессивной средой для каких-либо общественных инноваций. Родная партия имени себя — сброд жадных засранцев, бесконечно выторговывающих для себя какие-то преференции. Есть узкий круг людей, с которыми он привык решать важные вопросы, но они тоже не бессребреники и далеко не всегда энтузиасты перемен. С учетом того что Порошенко и сам вовсе не волевой фанатик этого дела, авторитарная модернизация у нас засыхает уже на первых слогах этого словосочетания.

Демократию вперед

Собственно, перспективное направление развития подсказал Майдан, выпихнувший Порошенко во власть. Это было общедемократическое движение за перемены. Оно эти перемены инициировало, на них настаивает и их ждет. На него и следовало бы опираться лидеру страны, который хочет показать общественно значимые результаты. А это значит, что модернизационные преобразования должны осуществляться одновременно с комплексом мер по демократизации, подключению общественного потенциала к процессу преобразований.

Для Петра Порошенко, зажатого в тесные рамки нелояльного, неэффективного и коррумпированного госаппарата и коррумпирующих групп интересов, выход в это открытое пространство широкого демократического процесса — все равно что выход на площадь для человека, страдающего агорафобией. В своем затхлом мире интриг и сделок он мастер игры, здесь, в общем-то, чужак. Ни предсказать окружающую среду, ни проконтролировать.

Откровенно говоря, нет никаких предпосылок, что президент этот выход сделает. То, с каким упорством на Банковой отвергают любую перспективу досрочных выборов, говорит о полном неверии, что поход за новой порцией легитимности может принести успех. Нет даже осознания важности задачи побороться за народ: изменить дикое избирательное законодательство, выстроить новые политические структуры и вычистить старые, наладить непрерывный диалог с обществом, обозначить точку обновления, назначив дату досрочных выборов.

За смерти зимы 2014 года не ответил никто, вчерашние соратники Януковича чувствуют себя в стране вольготно

Во власти доминирует убеждение, что там, на опасных электоральных полях, где-то ходят страшные популисты и реваншисты, они украинцам окажутся милее. Все по-прежнему подчинено цели выстроить лояльную вертикаль, держаться за нее из последних сил и с ее помощью потом как-нибудь осчастливить граждан, которым лучше держаться в стороне или, еще лучше, поддерживать любые инициативы власти, или терпеливо ждать, когда же эти инициативы наконец появятся.

Нынешняя связка Порошенко — Гройсман, поддержанная коалицией БПП — НФ, почему-то, по замыслу, должна дать новое качество политики по сравнению со связкой Порошенко — Яценюк, за которой стояли все те же плюс несколько фракций помельче. В это не верят уже даже сами участники мини-коалиции, которая не работает без голосов олигархических групп, но значительно выросла ответственность за результат президента, пометившего своим именем всю власть. Как и у правительства Яценюка, у правительства Гройсмана тоже будут какие-то отдельные достижения. Но принципы, положенные в основу формирования и работы власти, изначально ложные и не соответствуют общественному запросу. А значит, неизбежен общий провал. Который, уже очевидно, будет носить имя Петра Порошенко.

Автор: Леонид Швец


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here