Кого переиграл Путин

0
90

Начнет ли Путин большую войну

Операция по принуждению к миру продолжается. Долго ли еще?


Автор

Леонид Швец

Ветераны войны – любой войны – говорят, что главное чувство на ней не страх или ненависть к врагу. Главное – усталость. От нынешней войны устали все. Увы, усталость не означает автоматического приближения финала. Тем более, когда не ясно, каким он должен быть, финал, который, в конце концов, устроит воюющие стороны.



Только терпение

Украина, выстояв в самые сложные дни противостояния и почувствовав поддержку Запада, не собирается уступать Кремлю контроль в каком-либо виде над частями Донецкой и Луганской областей. Тем более что Россия, в определенном смысле, уже терпит поражение. Вопрос только в том, сколько она еще готова терпеть это поражение.
Начавшись с претензий России на особое положение в системе международных отношений, якобы позволяющее ей в одностороннем порядке отказываться от взятых на себя обязательств и диктовать свою волю в силу силы, нынешний конфликт перешел в стадию, когда Россия осталась одна. Т.е. у нее действительно особое положение, но это положение изгоя. Изгой никому ничего не может диктовать, он только защищается. Один против всех. Не об этом мечталось в Кремле.

Война как предложение дружбы

Поначалу, насколько можно судить из тогдашних речей официальных и полуофициальных лиц, российское руководство искренне надеялось, что поставленный перед Западом ребром вопрос «Украина или Россия?» не оставит вариантов ответа. Конечно, большая Россия, источник углеводородов, супердержава с ядерным оружием, партнер по решению глобальных задач. Страна, демонстрирующая удивительную стабильность: шутка ли, 15 лет у власти один лидер, пользующийся бешеной популярностью у народа. Личный друг Берлускони, хороший, пусть и бывший, приятель Буша-младшего и работодатель Шредера. С ним же просто приятно договариваться. И Крым, враз, без шума и пыли, ставший «нашим», должен был наглядно продемонстрировать, как ответственные мужи решают долю неразумных народов.

Неразумный Запад предпочел поддержать рассыпающуюся Украину, обрекая себя на ее дорогостоящее содержание, а против России ввел санкции. Та повысила ставки: операция «Новороссия» должна была обозначить возможности Москвы диктовать игру в пространстве ее жизненных интересов. Захотим – начнем, захотим – погасим. Еще раз: давайте договариваться, дорогие Брюссель и Вашингтон. Мы, так и быть, выступим миротворцами на Донбассе.

Те не пошли на переговоры с Россией как с равной. Санкции были усилены, а страну демонстративно выставили из Большой восьмерки. Тогда Кремль изменил риторику. Главным источником бед как России, так и Европы были объявлены Соединенные Штаты. Задача стояла не дать образоваться единому западному фронту, сыграть на разнице интересов – Европа действительно теряет ощутимо больше от конфронтации, чем заокеанский союзник. Много было надежд, что в свою отдельную игру сыграет Германия. Помните, с каким унынием и сарказмом воспринимались в Украине умиротворяющие переговоры Владимира Путина с Ангелой Меркель? Были опасения, что о нас договорятся за нашей спиной.

Одни, совсем одни

Трагедия с малазийским «Боингом» окончательно сняла вопрос сепаратной игры Европы. Москва, как ей показалось, с помощью Минских договоренностей удачно продолжила игру на востоке Украины и начала поднимать другую тему. Дескать, Россия – лидер незападного мира, мира истинных, традиционных ценностей. БРИКС оценит. БРИКС не оценил, что стало окончательно ясно после позорного бегства Владимира Путина с саммита Большой двадцатки в австралийском Брисбене. Присутствовавшие там страны-«альтернативы» не захотели жертвовать своими отношениями с мировыми лидерами из-за непонятных амбиций Кремля. Мировые же лидеры объяснили хозяину Кремля, что больше не намерены терпеть его вранье относительно реального участия в украинских событиях.

Тут российские политики будто вдруг превратились в коллективного Жириновского. Риторика стала агрессивно антизападной. Заявление главы президентской администрации Сергея Иванова о том, что «Англия нам гадила всегда и будет это делать дальше», и демарш российской делегации в ПАСЕ с угрозой выхода из Совета Европы стали логичным продолжением политики самоизоляции. Раз не приняли в качестве равных – значит, и совсем без вас обойдемся.
Призывы объединиться вокруг руководства и потуже затянуть пояса сейчас составляют главное содержание пропагандистских месседжей власти. Дескать, все равно когда-то нефть вырастет в цене и без нас не обойдутся. Сами придут. Согласитесь, это сильно отличается от победной позиции России в начале конфликта. Крым уже совсем не радует, экономика в глубоком кризисе, дна которого не видно. Если это не поражение, то что же?

Сейчас, когда усилиями самой Москвы сбылась кремлевская страшилка о противостоянии России и Запада, Украине действительно остается только «стояти», отбиваться и ждать, когда ресурсное и цивилизационное могущество одних укротит несоразмерные аппетиты других. Но окопы с нами никто разделять не станет

Украина: «Стоїмо!»

При явных признаках поражения России тяжело найти признаки победы Украины. Безусловно, когда страна, еще не пришедшая в себя после Майдана, толком не перехватившая власть, оказывается объектом агрессии коварного и мощного соседа, но в результате таки оказывает ему достойный отпор, – это заслуживает уважения. В процессе эволюции конфликта от АТО к войне, лишь в деталях отличающейся от полномасштабного столкновения, удалось провести президентские и парламентские выборы, выстроить боеспособные вооруженные силы, заручиться практически безоговорочной внешней поддержкой. На тяжелых ошибках мы научились воевать, и вопрос о бросках противника на Киев или выстраивания коридора через Запорожье и Одессу к Приднестровью уже не звучит настолько вероятно, как, например, еще в начале осени.

Но решение по сепаратистским регионам, не говоря уже о Крыме, пока не просматривается.

Между тем, по мере ухудшения отношений со всем миром, Россия продолжала делать Украине больно, а проект «Новороссия», хоть и утратил всякие перспективы, стал черной дырой, уносящей жизненные силы нашей страны. Москва лишена возможности лицемерно выступать в качестве миротворца, но что с ней делать как с агрессором – тоже неясно. Объявлять войну войной – самоубийственно при нашей разнице потенциалов. Пока вся политика украинского руководства сводится к намерению выстоять, дождаться, пока санкции сделают Россию уступчивой. Похоже, Россия дожидается от Украины того же самого: решающего ослабления.

Минская ловушка

На протяжении конфликта стороны апеллировали к международной общественности, выставляя друг друга той силой зла, которая требует осуждения и укрощения. Словно было мало акта аннексии Крыма и российского присутствия на Донбассе, череда отдельных страшных трагедий – сбитый «Боинг», гибель жителей Волновахи и Мариуполя – сняла вопрос о том, кого укрощать. При этом Кремль, рассматривавший Минские договоренности как удачный повод заявить о своем миротворчестве в регионе, оказался их заложником. Поиграть в великодушное посредничество между властями Киева и своими людьми из Луганска и Донецка не удалось. Выведение вооруженных формирований и закрытие границы стали центральным требованием к самой России. Согласиться – признать поражение и утратить рычаги давления на Украину. Не выполнить – платить все возрастающую цену, что сейчас и происходит.

Проиграв на международном фронте, Кремль уповает только на внутренний, а тот зримого поражения не простит. Пока удается выдавать провал украинской авантюры за новый этап хитрой путинской игры против коварного Запада. У руководства Украины нет никаких вариантов, которые бы помогли сохранить Путину лицо: только уход с нашей земли и только закрытие границы. Никакие компромиссы тут не просматриваются.

Сейчас, когда усилиями самой Москвы сбылась кремлевская страшилка о противостоянии России и Запада, Украине действительно остается только «стояти», отбиваться и ждать, когда ресурсное и цивилизационное могущество одних укротит несоразмерные аппетиты других. Но окопы с нами никто разделять не станет. В лучшем случае помогут оружием.

Такая у Украины нынче миссия: послужить камнем, о который сломает зубы путинская Россия. До тех пор мира не будет.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here