Начнет ли Путин большую войну

0
58

Начнет ли Путин большую войну

Будет ли полномасштабная военная операция против Украины


Автор

Леонид Швец

Все было бы не так сложно, если бы у Владимира Путина не накопилось на Украину кровных обид. Где обиды, там рациональное нередко отступает в сторону, уступая место иррациональному. И тогда – только держись. Держится Владимир Владимирович, судя по побегу из Австралии, уже не очень хорошо. Остановит ли его холодный брисбенский душ или, наоборот, разозлит пуще прежнего и подтолкнет на новые авантюры? Войска ни из Украины, ни от ее границ пока никто не отводил.



Свои люди, сочтемся

Эта история имеет своим началом конец Советского Союза. Лидеры образовавшихся независимых государств были ментально очень близки – вчерашние делегаты общих партийных пленумов, соседи по президиумам и братья по номенклатурному духу. Оттого встречи лидеров вчерашних республик проходили в особой атмосфере. Конечно, в их представлении они не были друг другу той заграницей, как прочие. Здесь и дипломатия своя, неформальная.

Унаследовав власть от Ельцина, Путин получил в партнеры в Украине человека значительно более старшего и опытного, чем он сам. И управление «Южмашем», и премьерство, и второй президентский Леонида Кучмы, конечно, превосходили весь управленческий и жизненный опыт Владимира Путина. Они никогда не были на равных. Для усиления направления было сделано даже уникальное назначение: в 2001 году работать в Киеве послом поехал друг Леонида Кучмы экс-премьер Виктор Черномырдин. Путин учился руководить страной, Кучма, покрутив варианты с третьим сроком, отказался от них и стал готовиться к политической пенсии. Кремль же взялся за несложную, как тогда казалось, задачу – поставить лояльного лидера – преемника Кучмы.

Есть основания считать, что скандал с прослушкой президентского кабинета на Банковой был затеян Москвой, чтобы прочно привязать Украину к России, сделать ее руководство изгоями в западном мире, особенно после публикации данных о возможной продаже станций радиотехнической разведки «Кольчуга» режиму Саддама Хусейна. Торчат ли действительно за этим уши российских спецслужб или нет, для Путина с самых первых лет его правления Украина стала полем активных спецопераций. В конце 2003 года возник конфликт вокруг острова Тузла в Керченском проливе. Тогда, пожалуй, случилось первое изумление повадками «братского народа». Проведя смотр сил и средств и заполучив скачок патриотических настроений в Украине, Путин отступил. Возможно, таким образом, за год до выборов попытались активизировать украинских национал-радикалов, чтобы потом использовать их в виде пугала для русскоязычного электората юго-востока.

Оранжевый кошмар

О том, какую роль Украина занимает в политике Путина, очень красноречиво говорят цифры. Именно сюда он сделал наибольшее число визитов за свою государственную карьеру в президентском качестве – 15. В Беларуси и Казахстане, ближайших союзниках, российский президент был много реже, по девять раз. И это с учетом резкого охлаждения отношений во время президентства Виктора Ющенко. Правда, 11 из них пришлись на 2003 и 2004 (7 встреч) годы – собственно, время работы над операцией «преемник».

Именно тогда была запущена технология разделения страны на русскоязычный и украиноязычный электорат, а кандидата от демократических сил Виктора Ющенко в Донецке встречали биллборды с антифашистской тематикой. Расчет был предельно прост: удельный вес русскоязычных избирателей востока и юга гарантированно перевешивал западные и центральные регионы, что обеспечивало при соответствующей информационно-административной поддержке победу пророссийского кандидата. Уверенность в успехе была столь велика, что Владимир Путин даже два раза умудрился поздравить Виктора Януковича с победой.

Но украинский народ, выйдя на Майдан, переиграл кремлевских технологов – тогда в первый раз. Но этого хватило, чтобы выработать у Путина мстительную позицию по отношению к нашей стране и какой-то мистический страх перед «оранжевыми» движениями. Поверить в то, что верх взяло протестное движение, бывший сотрудник спецслужб не мог. Столько усилий насмарку! Он был уверен: это все козни Запада.

Реванш

Убежденность в несамостоятельности и неполноценности украинского государства подкреплялась весьма слабым президентством Виктора Ющенко. Дошло до того, что в апреле 2008 года на закрытом заседании совета «Россия – НАТО» (были же когда-то такие!) Путин в порыве искренности, как свидетельствовали очевидцы, заявил Бушу: «Ты же понимаешь, Джордж, что Украина – это даже не государство! Что такое Украина? Часть ее территорий – это Восточная Европа, а часть, и значительная, подарена нами!»

Собственно, тогда президент России едва ли не открытым текстом заявил, что последует с нашей страной, если мы вдруг резко сдвинемся в сторону Запада: расчленение. Это казалось такой дикостью, что все комментаторы сосредоточились на обсуждении, как президент Российской Федерации отказал Украине в суверенитете. Проговорка о возможных планах даже не была принята всерьез.

Путину дали понять, что статус равноправного партнера им навсегда утрачен, и как-то облегчить свою участь изгоя он может лишь одним способом – да, убраться из Украины.

Победа Виктора Януковича на президентских выборах не очень вдохновила Москву. Во-первых, он разочаровал еще в 2004 году. Во-вторых, в нем видели не самого договороспособного партнера, Тимошенко казалась перспективней. Но руководство, в том числе силовыми структурами, без труда нашпиговали своими людьми, а беспримерная жадность украинского президента была расценена как прекрасный шанс вовлечь его на орбиту Кремля. Знаменитые 15 миллиардов долларов, посуленные Януковичу взамен ассоциации с Евросоюзом, сыграли свою роль, но – вот черт! – снова запустили механизм народного сопротивления.

После бегства Януковича стало окончательно ясно, что Украина будет уходить на Запад, и Путин запустил когда-то обещанный сценарий: он стал отбирать то, что когда-то «было подарено». Справедливость собственных действий у него не вызывала сомнений, и он был даже готов ее обосновать в доверительных беседах с лидерами западного мира, договариваясь о разделе сфер влияния. Отказ Вашингтона и европейских столиц даже вести подобные разговоры для него стал лишним свидетельством их лицемерия и практики двойных стандартов. В то же время, Путин был уверен: покапризничают и признают. Не ссориться же с таким важным и опасным партнером из-за какой-то Украины. Запад, однако, занял принципиальную позицию, в решительном виде заявленную в Брисбене: убирайтесь из Украины!

Не рассчитал

Эта ретроспектива помогает точнее оценить перспективы большой войны с Россией. В основе планов расчленения Украины всегда лежала возможность договориться «по-взрослому». Путин нарочно валял дурака, отказываясь признавать очевидное – российское военное вторжение, словно подмигивая западным лидерам: всерьез об Украине поговорим тет-а-тет. При этом всегда подчеркивал, что Россию не интересует вариант с изоляцией.
Когда в Австралии дошло до разговора с глазу на глаз, то, что он услышал, ему совсем не понравилось. Да настолько, что он спешно, невзирая на неизбежные кривотолки, покинул саммит. Ему дали понять, что статус равноправного партнера им навсегда утрачен, и как-то облегчить свою участь изгоя он может лишь одним способом – да, убраться из Украины.

Никакой большой и красивой игры не получилось. Вышла одна большая, самая главная в жизни ошибка. Втянуться в долгое противостояние с Западом Россия не может себе позволить, ресурсов не хватит. Экономическая уязвимость Москвы была продемонстрирована наглядно и без особых усилий. Основной эффект от санкций еще впереди, а финансовый голод уже душит российский рынок. При этом рычаги давления далеко не исчерпаны, за несговорчивость обещан новый круг санкций. Удержать «Новороссию», не привлекая боевые подразделения российской армии, невозможно. Психануть и рвануть дальше вглубь Украины – значит положить кучу россиян вдобавок к тем же неизбежным санкциям. Крымских аплодисментов уже не будет. Ради чего тогда? А уйти – расписаться в поражении.

Сейчас Путин взял паузу. Он прикидывает, как ему быть дальше. Хороших вариантов не осталось, нужно выбирать из плохих. Но большая война, похоже, самый худший вариант, и не только для Украины. Если мыслить трезво, от него следует отказаться. Беда в том, что Путину в последнее время умение мыслить трезво сильно изменило. В такой ситуации остается только надеяться, что в этот раз пронесет. И готовиться к худшему.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here