Запад нам поможет. Потом

0
86

Запад нам поможет. Потом

Российско-украинский конфликт ставит перед
США и Европой трудные вопросы


Автор

Леонид Швец

Чего греха таить, украинцы недовольны степенью участия ведущих демократических держав в разрешении проблем, которые возникли между Россией и Украиной в последние полгода, а сейчас вылились в необъявленную войну. У самых обидчивых появилось даже ощущение предательства. «Fuck the EU!», сказанное когда-то Викторией Нуланд, заместителем госсекретаря Соединенных Штатов в адрес своих нерешительных европейских партнеров, многие готовы расширить до «Fuck the West!». При том, что восточного выбора у Украины уже не осталось. Дескать, как-нибудь сами. Но сами мы не
останемся.



Европа, да не та

Историю не повернешь вспять, но было бы очень интересно узнать, форсировал бы в минувшем году Европейский союз подписание соглашения об ассоциации с Украиной, если бы знал, что это обернется самым масштабным кризисом на континенте за последние десятилетия. Ведь если югославские события требовали активного вмешательства в кровавый конфликт, ранящий мягкое подбрюшье Европы, то постсоветская периферия никогда не воспринималась в качестве европейского тела. Соответственно, не ощущалась необходимость в гигиенических и защитных действиях. Запад воспринимал Украину как сферу интересов России, отстраняясь тем самым от наших проблем.

Евроинтеграционные потуги Украины никогда не рассматривались всерьез. Период «оранжевого» очарования длился считанные месяцы, и расстались с возникшей было иллюзией вновь найденные европейские родственники с облегчением: статус-кво не нарушен. «Европейский курс Украины под руководством президента Януковича», конечно, поддерживали, но прекрасно отдавали себе отчет в курьезной несовместимости такого президента с таким курсом. Отказ Януковича подписать подготовленное соглашение был неприятен как дипломатическая неудача, но не больше.

Но тут на арену вышел украинский народ.

Дипломатия баррикад

Безусловно, в Евромайдане майданная составляющая значительно больше, чем европейская. В отсутствие безоговорочного лидера протеста некая умозрительная «Европа» просто выступила альтернативой Виктору Януковичу, воплощавшему азиатчину. Первичен был протест, а геополитический выбор становился невольным следствием. Но игнорировать эту массовую апелляцию к собственным ценностям и институтам Запад, конечно, не мог. Особенно, когда началось силовое подавление протеста.

Носители глобальных брендов свободы и демократии почувствовали себя не очень уютно. Если до этого они выступали в качестве миссионеров, снисходительно дающих уроки диковатым народам, отлученным историей и географией от благополучия и процветания, то в киевском случае народ вдруг оказался решительней и последовательней в отстаивании ценностей, которые Запад всегда считал своими. Но если там борьба за эти ценности отшумела десятки, а то и сотни лет назад, и демократию уже давно воспринимают, как регулярную булочку к утреннему кофе, то в Украине за нее умирают. Т.е. передовая борьбы за Европу усилиями украинцев оказалась сдвинута значительно восточней, чем самой Европе хотелось бы, чтобы оставаться в зоне комфорта.

Поставить Россию на место и обезопасить Европу можно, лишь укрепив Украину

И это бы еще ничего, если бы речь шла исключительно о внутриполитических делах Украины, но активное, с нарушением всех правил приличия, вступление России в украинскую игру не оставило лидерам свободного мира шанса отсидеться в стороне.

Русские идут

Владимир Путин сумел расчесать в российском народе старые раны былого советского величия и противостояния Западу, но его агрессивные действия в Украине не возродили у самого Запада страхов холодной войны перед «советской» угрозой. Он, скорее, обескуражил, чем напугал.

С одной стороны, это связано с отсутствием у нынешней России той мощи, что была даже у позднего, погруженного в хаос проблем, Советского Союза. Великая Россия существует лишь в воображении возбужденных сторонников Владимира Путина. Но, с другой стороны, Путин позволил себе наплевать на международное право, не на пустом месте сделав вывод о неготовности США и их союзников дать немедленный и жесткий отпор. Обама на втором сроке президентства озадачен внутриполитическими проблемами и весьма пассивен на международной арене. Европейский союз проходит один кризис за другим, с трудом согласовывая противоречивые интересы своих членов, куда тут отвечать на внешние вызовы. К тому же, Кремлем за аксиому была принята неизбежная зависимость Европы от российских энергоносителей, которая поубавит желание потребителей ссориться с поставщиком.

В результате скорость реакции Запада на действия Кремля в Украине носит заметно заторможенный характер, рождая саркастические комментарии украинцев о «глубокой озабоченности по поводу глубокой озабоченности» и ощущение, что наша страна ведет войну в одиночестве. И это верно, в том смысле, что за нас воевать никто не будет. Но недооценивать ответные меры США и Европы не стоит.

Русский вопрос

Как это ни обидно звучит, но Украина сама по себе в нынешнем кризисе имеет для основных международных игроков второстепенное значение. Она, в первую очередь, кейс, показывающий уязвимость системы международной безопасности. Для Путина это демонстрация, что и ему тоже можно, когда хочется, и это якобы уравнивает его с западными патнерами-конкурентами. Для Запада – системный сбой, который требует системной же отладки. Им не Путин страшен, а собственная неготовность к Путину.

В этом контексте санкции, – примененные к России, это лишь способ отреагировать, не реагируя, пока созревает понимание изменившейся обстановки и нарабатываются способы ее лечения. Украине, несущей ежедневные экономические и человеческие жертвы, от этого не легче, она бы предпочла срочную помощь, вплоть до военной, но Запад заряжен не на резкое осаживание Кремля здесь и сейчас, а на укрощение его в долгой перспективе. И в этой схеме Украине неизбежно будет отведена важная роль.

День простоять,
ночь продержаться

Не сумев заполучить «Новороссию» по крымскому сценарию, Россия сейчас делает все, чтобы дестабилизировать обстановку в Украине. Страна, в которой произошла смена власти путем народного восстания, должна стать примером для российских граждан, что так поступать неразумно, поскольку влечет разруху и страдания. Западу же дается понять, что без России украинские дела решаться не могут и не будут.

Возможно, Запад бы и принял такие правила игры, чтобы не отвлекаться от своих внутренних проблем, не носи украинская позиция открыто прозападный характер. По сути, постмайданная Украина сама провела границу между Европой и Россией по своим восточным границам, и Европа вынуждена с этим считаться. К тому же в таком позиционировании Украины крайне заинтересованы члены ЕС и НАТО, чувствующие свою наибольшую уязвимость с востока – Польша, страны Балтии, Румыния. Поставить Россию на место и обезопасить Европу можно, лишь всячески укрепив Украину.

Украина сама по себе в нынешнем кризисе имеет для основных международных игроков второстепенное значение. Она, в первую очередь, кейс, показывающий уязвимость системы международной безопасности. Для Путина это демонстрация, что и ему тоже можно, когда хочется, и это якобы уравнивает его с западными патнерами-конкурентами. Для Запада – системный сбой, который требует системной же отладки. Им не Путин страшен, а собственная неготовность к Путину

Бюрократическая машина Брюсселя неповоротлива и инерционна. Украинский кризис вынуждает ее двигаться живее и ставит задачи, которые тут не привыкли решать. Соединенные Штаты порасторопнее и не так завязаны экономически на российские ресурсы, но и тут давно не сталкивались с проблемами безопасности в европейском регионе. Почувствовав свою тактическую слабость, и США, и Европа постараются наверстать в стратегическом отношении, а затем и закрыть выявленные дыры в тактическом реагировании. Россия, самоуверенно пытаясь усилить свои партнерские позиции среди мировых лидеров, на самом деле заявила о себе как о противнике, подкрепляя это антизападной пропагандой, и теперь будет восприниматься именно как противник, а не партнер, со всеми вытекающими последствиями. Она отныне не только не член Большой восьмерки – она враг Большой семерки. Когда шестеренки огромной глобальной машины провернутся, авантюрность путинской затеи станет абсолютно очевидна, и тогда у Кремля настанут сложные дни.

Этот геополитический фон благоприятен для нашей страны, даже если мы не ощущаем явной повседневной отдачи от западного союзничества. Пока Украине предстоит рассчитывать только на себя. В конце концов, наше будущее зависит не от могущественных защитников, а от собственной готовности постоять за себя. Выстоим – помощь не заставит себя ждать.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here