Путин и «Сатана-2». Запад испугался новой российской ракеты

0
54

satana_2

Кремль снова бряцает оружием, пообещав вооружить военных новой сверхмощной ядерной бомбой

«Российские власти представили новую ракету, “Сатана-2”, способную уничтожить целую страну размером с Францию за несколько секунд», – предупреждает французский телеканал BFMTV, а вместе с ним и многие другие мировые СМИ. Кажется, устрашение Запада «радиоактивным пеплом», в который Дмитрий Киселев грозился превратить США в 2014 году, наконец сработало: Россию стали бояться.

Когда Москва изо дня в день рассказывала про самые современные, не имеющие аналогов в мире ракеты, способные преодолеть любую систему ПРО, в мире над этим посмеивались. Не потому, что таких ракет не может быть, а потому, что, во-первых, Россия продолжала восприниматься как технологически отсталая страна, для которой переход от слов к делу должен занять крайне длительный и затратный период.

Как только ядерный паритет прекращает существовать в головах, наступает новая эпоха – эпоха подготовки к худшим, казавшимся невероятными сценариям развития событий

Во-вторых, к России относились как к стране, проигравшей в блоковом противостоянии второй половины XX века и уходящей на периферию истории, стране уязвимой, сильно коррумпированной, с необоснованными амбициями, которую приходится слушать иногда, и то скорее из-за резкого несоответствия геополитической роли России ее ядерным возможностям. За Россией было принято присматривать как за затухающим костром, чтобы тлеющие и изредка воспламеняющиеся угольки не нанесли ненароком вреда окружающей среде.

Сегодня эта ситуация кардинально изменилась. Мы имеем дело с новой геополитической реальностью, про которую известно одно – она лишь походит на холодную войну прошлого века, но это нечто совершенно иное. Россия, кажется, поверила в возможность превентивного удара США неядерным высокоточным оружием, способным значительно ослабить российский ядерный потенциал. Российская силовая элита, да и сам президент убеждены, что проект американской ПРО в долгосрочном плане нацелен на защиту именно от российских межконтинентальных ядерных ракет, что нарушает баланс и позволяет одной из сторон взять преимущество в теоретической ядерной войне. Любой эксперт по ядерной безопасности скажет, что ядерный паритет никуда не делся, принцип гарантированного взаимного уничтожения сохраняет актуальность. Но как только он прекращает существовать в головах, наступает новая эпоха – эпоха подготовки к худшим, казавшимся невероятными сценариям развития событий.

Иррациональные страхи

До последнего момента в «худший сценарий» верили (и на этом подзарабатывали) преимущественно военные и спецслужбы – в глазах Путина они остаются единственной «суверенной» частью элиты, которую трудно подозревать в симпатиях к Западу, но на которую всегда можно положиться. Теперь, судя по западной прессе, в «худший сценарий» начинают верить и те, кто недавно над Россией посмеивался: в эти дни британские, французские, американские издания пишут о том, что и как быстро «путинские ракеты» могут стереть с лица Земли.

Эти страхи, как и «радиоактивный пепел» Киселева, такие же иррациональные, как и вера России и в подготовку Америки к выигрышной ядерной войне. Достаточно посмотреть, что поводом для информационного взрыва стало небольшое сообщение на официальном сайте Государственного ракетного центра имени Макеева, где сообщалось, что еще в 2011 году предприятие приступило к разработке ОКР «Сармат», прозванной на Западе «Сатана-2». Новость сопровождалась фотографией, из которой и сделали сенсацию: Москва впервые опубликовала внешний вид ракеты, которая уже проходит испытания. Для непосвященного в происходящее западные СМИ создают совершенно однозначное впечатление: Путин готовится к войне с Западом, а его новое оружие делает мир беззащитным.

Ракета должна поступить на вооружение в 2018 году, испытания начались в 2016 году (в августе уже прошли огневые испытания двигателя первой ступени), летно-конструкторские испытания – не ранее первого квартала 2017 года. Если поступающая информация верна, то Ракетные войска стратегического назначения получат ракету раньше срока (изначально это планировалось к 2020 году, но затем разработка была ускорена). По словам замминистра обороны Юрия Борисова, новая ракета не имеет ограничений в направлении боевого применения, она может поражать цели по траекториям, проходящим через оба полюса планеты, в то время как защитные системы НАТО на это не рассчитаны.

Чего ждать от главы государства, «утратившего связь с реальностью» (известная фраза, приписываемая Ангеле Меркель), на Западе не понимают. Непонимание всегда рождает иррациональное поведение и эмоции, мешающие трезво оценивать ситуацию. Социально-политические страхи, в какой-то степени отражающие тупиковость происходящего и дефицит инструментов управления ситуацией, выводят на первый план военных, у которых в отличие от политиков всегда готовы рецепты «ответных действий». Военные стали оказывать сильнейшее влияние на госуправление в России начиная с 2014 года, когда именно они сыграли ключевую роль в аннексии Крыма. Военных начинают больше слушать и на Западе.

Бойся НАТО

В НАТО тема России становится едва ли не главным топливом для дискуссий. Июльский саммит в Варшаве воспринимается как ренессанс альянса: спустя 25 лет после краха Организации Варшавского договора он начал обретать новый смысл существования – сдерживать Россию. На саммите тогда было принято решение о размещении в Польше и странах Балтии сил быстрого развертывания – четырех батальонов до тысячи военнослужащих в каждом. В Эстонии будет базироваться британский батальон, в Латвии – канадский, в Литве – немецкий, а в Польше – американский. В Польше может появиться целая дивизия иностранных военных за счет пяти тысяч военнослужащих Сил сверхбыстрого реагирования (Spearhead forces, «Наконечник копья»), тысячи заявленных военных в составе батальона под командованием США и еще четырех тысяч солдат в составе отдельной американской бригады. Тогда же действующий советник министра обороны США по вопросам международной безопасности Элисса Слоткин говорила, что к концу 2017 года США развернут в Европе силы и средства, равные дивизии. Наконец, генсек НАТО Столтенберг анонсировал перевод под командование НАТО всех элементов системы ПРО в Европе – это корабли ВМС США, базирующиеся в Испании, радары в Турции и системы перехвата в Румынии. Договорились обсуждать усиление присутствия альянса в Черном море. Все это уже на более детальном уровне обсуждают сейчас в Брюсселе министры обороны стран – членов альянса.

Пока НАТО усиливается в Европе, Москва направляет «искандеры» в Калининградскую область, а Сергей Шойгу пытается мобилизовать постсоветское военное влияние России. Как далеко обе стороны готовы зайти? НАТО декларирует, что тактика альянса – оборона и диалог с Россией. Но диалога нет и не предвидится, а в иерархии угроз на практическом уровне Россия видится опаснее исламского радикализма. Именно поэтому, вероятно, Испания под давлением НАТО принимает решение отказать в дозаправке российской корабельной авианосной группы, направленной к берегам Сирии.

В этом одна из особенностей нынешнего кризиса отношений: Запад пытается как минимум формулировать свою позицию, которая кажется относительно прозрачной и предсказуемой, в то время как Москва «затаилась» и выбирает тактику реактивную, зависящую не от ее собственного видения происходящего, а от действий «конкурента» и, что еще страшнее, интерпретаций его действий. В НАТО принятие решений институционализировано и бюрократизировано, а в России многое замыкается на одного человека, излюбленной тактикой которого остаются спецоперации и неожиданные провокационные вылазки. Меняется и роль окружения Путина: принятие решений становится еще более закрытым процессом, а их обсуждение – все менее дискуссионным. Дипломаты уступают место военным.

Пока военные готовятся в России принять на вооружение самую мощную в мире ядерную ракету, официальный представитель МИД России Мария Захарова сетует на то, что НАТО «вместо того, чтобы объединять усилия со всеми ответственными международными игроками для противодействия реальным угрозам, борется с надуманными вызовами и концентрирует усилия на “угрозе с Востока”, которой не существует».

Так существует ли для Запада угроза с Востока? Многие годы после крушения Советского Союза этот вопрос имел актуальность в основном для стратегов, военных и ястребов. Политики и народы задвинули российскую тему на дальнюю периферию. Сейчас проблема перестает быть милитаристской, она возвращается в социально-политическое пространство. Демонстративное «бряцанье оружием» как форма устрашения возымело свое действие. И не стоит недооценивать этот феномен: когда тема амбиций России распространяется далеко за кабинеты Генштабов и органов разведки и начинает звучать из каждого утюга, а вопрос про «ракеты Владимира» обсуждаться за утренним кофе в парижских и лондонских кафе, формируется новый социально-политический запрос. Можно винить западные СМИ, нагнетающие ситуацию, но наводить ужас на простого обывателя начала все-таки Москва, так старательно убеждающая мир в способности превращать целые страны в «радиоактивный пепел». Новый образ Путина – с ракетами вместо зрачков – символизирует новую Россию, где образ сильного лидера трансформируется в обезумевшего диктатора. Российская истерика довела до истерики и Запад, что делает сегодня мир гораздо менее безопасным, чем он был вчера.

Татьяна Становая Руководитель аналитического департамента Центра политических технологий


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here