Только начало. Четыре главных последствия панамагейта

0
88

Panama_papers

Отчет о клиентах панамской компании Mossack Fonseca, обнародованный 3 апреля Международным консорциумом журналистских расследований (ICIJ), – результат самой крупной информационной утечки в новейшей истории: анонимный информатор передал журналистам 11,5 млн документов, касающихся 140 известных людей, включая высокопоставленных политиков и их приближенных

В разных странах на публикацию ICIJ отреагировали по-разному: в Исландии граждане вышли на митинги против действующего премьер-министра, в КНР власти блокируют информацию, называя ее «атакой западных медиа на Китай», в России не блокируют, но риторика похожа: утечки – это спекуляции вследствие «путинофобии».

Первая волна публикаций в прессе сойдет, как это бывает всегда, но утечка финансовых данных не пройдет бесследно. Уже сейчас журналисты и эксперты обсуждают, как панамские документы изменят мир вокруг нас. Вот некоторые из прогнозов.

Новая эра утечек информации

Сегодня вынести откуда-то закрытые данные и передать их любому человеку на другом конце света проще, чем когда-либо, отмечает Энди Гринберг из Wired: миллионы страниц документации не нужно распечатывать на принтере – достаточно переместить из одной файловой папки в другую, а благодаря таким инструментам, как Tor, источнику будет обеспечена стопроцентная анонимность.

По мнению экспертов по кибербезопасности, данные сейчас станут легкой мишенью для хакеров и неравнодушных пользователей. Скорее всего, нам следует ждать обнародования новой информации, украденной с серверов компаний и банков. И это касается не только политиков мирового уровня, но и обычных людей. Например, на следующий день после публикации панамского архива турецкие хакеры выложили в сеть личные данные 49,6 млн граждан Турции. По их словам, этим действием они показали слабость технической инфраструктуры страны, к которой привело правление президента Тайипа Эрдогана.

Длинный хвост публикаций

Информация, обнародованная на этой неделе журналистами, взбудоражила сотни миллионов людей, во многом благодаря именам известных политиков и знаменитостей, засветившихся в документах Mossack Fonseca. Причем – как это произошло в случае с Путиным – зачастую в публикациях СМИ не было прямых указаний на совершение преступлений или даже имен. Тот же Путин оказался в центре внимания медиа из-за своего старого знакомого – виолончелиста Сергея Ролдугина: это связанные с ним компании получали льготные кредиты и проводили сомнительные платежи. (Впрочем, для любого государства, подотчетного своим гражданам, такая публикация послужила бы однозначным поводом для проведения расследования.)

Многие из первых публикаций постепенно забудутся, но в ближайшие месяцы или даже годы мы будем свидетелями «длинного хвоста»: каждый раз, когда журналисты ведущих изданий станут расследовать деятельность того или иного политика или бизнесмена, они будут обращаться к панамскому архиву и, вероятно, находить там все новые и новые истории. Компания с никому не известным названием, на которую не обратили внимание сейчас, может всплыть в связи с другим расследованием и оказаться тайным кошельком министра или нечистого на руку общественного деятеля. Напомним: в похищенных из Mossack Fonseca документах имеются упоминания о 214 тысячах офшорных фирм. Какие-то из них использовались исключительно для удобства управления деньгами теми состоятельными людьми, которые живут на несколько стран. Или же знаменитостями – чтобы, например, сохранить анонимность при приобретении недвижимости. Но среди них есть и фирмы тех, кто переводил в офшоры свои активы накануне развода – чтобы не делиться собственностью с женой, или тех, кто легализовал деньги, полученные в форме взяток и откатов.

Конец абсолютного офшора

Организация экономического сотрудничества и развития не так давно описывала Панаму как «последний абсолютный налоговый рай». Есть вероятность, что он ненадолго останется таковым. Среди других офшорных государств Панама наименее охотно меняет законодательство, связанное с противодействием отмыванию денег и обеспечением анонимности клиентов офшора. Резонанс, который вызвали отчеты о деятельности Mossack Fonseca, могут заставить центральноамериканскую страну изменить то, что делало ее «раем» для ухода от уплаты налогов.

Антикоррупционное движение глобального масштаба

Как предполагает Economist, информация журналистского расследования будет важной темой на глобальном антикоррупционном саммите, который состоится в Лондоне в мае этого года. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон очень серьезно настроен против коррупции, его правительство проводит реформы, которые позволят сделать королевство первой крупной экономикой, имеющей публичный регистр конечных бенефициаров местных компаний, – это должно произойти в июне.

Некоторые страны – Австралия, Швеция, Франция – уже начали собственные расследования по мотивам панамагейта. Обнародование данных, раскрывающих планетарный масштаб офшорных сетей, заставит лидеров государств обсуждать проблему и искать пути ее решения.

Как отмечает Independent, в целом история с панамским архивом сама по себе поспособствует распространению законопослушного поведения. Утечки приводят к тому, что обладатели больших состояний будут понимать, что укрывание доходов в «налоговом раю» связано с растущими рисками и возможностью громкого скандала и наказания.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here