Шесть факторов снижения цен на нефть

0
42

Шесть факторов снижения цен на нефть

Почему нефть не сможет подняться выше $100 за баррель

Обычно прогнозы о возможном росте стоимости нефти строятся на растущем числе автомобилей в мире. Степень автомобилизации если не США (около 800 автомобилей на тысячу человек), то хотя бы Португалии (около 600 авто) должна быть ориентиром для Китая (сейчас менее 100 авто на тысячу человек). Это говорит о невероятном будущем спроса на углеводороды. Нефти потребуется намного больше, и импорт КНР с сегодняшних 6,5 млн баррелей в день вырастет, например, до 20 млн (что практически равно совокупному производству Саудовской Аравии и России). Учитывая, что естественный пик добычи нефти пройден, этот спрос поднимет цену до искомых $200 за баррель, а то и выше. На фоне таких цифр другие доводы разума просто меркнут.
Но дело в том, что прогнозирование цены нефти на длительный период времени не линейно. Долгосрочные колебания нефтяных цен сегодня зависят от шести факторов.

1.
Что бы ни говорили о растущей адаптации экономик развитых стран к высоким ценам на нефть, эти самые ценовые пики постоянно стимулируют поиск новых типов энергоносителей – от ветряных и солнечных батарей до бактерий, производящих электричество. А сами таковые находки, даже известные ранее, теперь становятся рентабельными. Причем с развитием технологий порог их рентабельности быстро снижается. Электричество может быть получено из множества источников, каждый из которых борется с другими за большую эффективность.

2.
Как верно указывает Barron’s, впервые в двигатель внутреннего сгорания массово попадают новые виды топлива, будь то газ или биотопливо, которые показывают все более впечатляющие результаты, близкие к бензиновым конкурентам. Автомобиль Tesla с пробегом от одной зарядки около 300 км разгоняется до 100 км/ч за 3,2 секунды. И это только начало. Toyota начинает массовый выпуск конкурентов электромобилей – пассажирских автомобилей на водородных топливных элементах (fuel cells) с запасом пробега более 600 км.

3.
Если вы являетесь консерватором и уверены, что ни солнечная энергия, ни биотопливо или что-то в этом роде не способны серьезно потеснить углеводороды, то для вас есть другой аргумент: новые источники традиционного топлива, углеводородов, оцениваются в 1 трлн баррелей. Из них примерно по 300 млрд баррелей приходится на глубоководные месторождения, на сланцы и на нефтяные пески (последние и наиболее дорогостоящие на сегодня, правда, примерно поровну распределены между двумя странами – Канадой и Венесуэлой). Для сравнения: «обычные» извлекаемые запасы («нефть в земле») составляют 1,5 трлн баррелей. Существенная прибавка, не так ли?

4.
Китай планирует в целом снизить энергозатратность своей экономики (количество потребленной энергии на единицу ВВП) на 16% к 2020 году. Новая стратегия Китая уже проявляет себя в статистике инвестиций. Власти переориентируются с угля (65% китайской энергетики на сегодня) не столько на нефть (18%) и газ (4%), сколько на возобновляемые источники: пока это в основном гидро- (6%) и атомная (<1%) энергетика.
В 2013 году Китай за год добавил 94 ГВт новой установленной электрической мощности, из которых 55,3 ГВт пришлось на возобновляемые источники и лишь 36,5 – на тепловые: в основном на уголь. Кроме того, 2,2 ГВт пришлось на ядерную энергетику. Для сравнения: за тот же период в США было введено в строй мощностей объемом 16 ГВт, из которых 55% пришлось на тепловые носители, в т.ч. 7,3 ГВт – это газ, и лишь 5,9 ГВт – на возобновляемые. Доля возобновляемых источников в генерации США составляет всего около 16% против примерно 30% в КНР. Уже в 2015 году Китай рассчитывает добывать 20 млрд кубометров газа из угольных пластов, 15 млрд кубометров из так называемого сжиженного угольного газа (синтетического газа из угля) и 6,5 млрд кубометров газа – из сланцев.

5.
Ключевым словом на мировых рынках энергоносителей становится диверсификация. Сжиженный газ завоевывает место важнейшего товара в международной торговле (Китай, к слову, потребляет около 6% мирового сжиженного газа сегодня, и это половина его импорта газа в целом). Другой пример: США переориентируется в своих импортных потребностях в нефти в основном на Канаду и Мексику, открывая себе возможность значительно снизить импорт нефти из Персидского залива. Это снижает зависимость цены нефти для американцев от ситуации в конфликтном регионе и, значит, удешевляет ее.

6.
Последний фактор, который делает прогноз $75 за баррель более вероятным уже в среднесрочной перспективе, чем «сценарий -$150», это добыча в Ираке, Ливии и экспорт из Ирана. Последний при шахе экспортировал порядка 6 млн баррелей в день, де-факто покрывая сегодняшний импорт КНР почти полностью. С тех пор из-за санкций его экспорт сократился наполовину. Дело за малым: восстановить эту производительность, чему явно не рада Саудовская Аравия, только что начавшая долгосрочную ценовую атаку на конкурентов.

Это может означать цену нефти на уровне от $80 до $90 за баррель (порог, задаваемый Саудовской Аравией), лишь с временными выбросами на $100 или $70. В любом случае нефть скорее готова торговаться ниже, чем вновь расти или стоять на уровнях выше $100.

Для России снижение цены на нефть Brent до $80 за баррель означает существенное увеличение дефицита бюджета, и если он будет покрывать за счет Резервного фонда, то его хватит всего на несколько лет. Другой вопрос, что эта ситуация конечна и срок, кажется, отмерен: примерно три года в зависимости от аппетитов государства. И конечно, это точно не ситуация устойчивого развития.

Источник: Slon.ru


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here