SOS: наши мозги в опасности

Вступительная кампания-2018 шлет такие сигналы бедствия украинскому обществу, что на них уже нельзя просто закрывать глаза

Главная проблема, которая особенно отчетливо стала видна этим летом, – нарастающий, как снежный ком, отток украинских студентов на Запад.

Мозги утекали и раньше, но после открытия безвизового режима с Европой украинцы стали намного больше ездить за пределы родины – остававшиеся психологические барьеры перед «заграницей» рухнули. И вот мы все оказались в новой реальности, где наши вузы конкурируют уже не друг с другом, а с европейскими университетами.

И что в этой принципиально новой ситуации отечественная высшая школа может противопоставить в качестве своего конкурентного преимущества? Кроме возможности обучаться на родном языке в родной стране – ничего! Очень показательны в этом смысле свежие мировые рейтинги, где в тысячу лучших вошли лишь 6 наших университетов, но найти их там можно, начиная с пятой сотни списка.

Согласно официальной статистике, только в период с 2009 по 2016 годы количество украинских студентов за рубежом выросло втрое и достигло примерно 70 тыс. человек. Свежих данных по этому году нет, но можно не сомневаться, что показатель вырастет существенно. Даже в самой престижной Киево-Могилянской академии в этом году заполнены далеко не все бюджетные места: именно из-за того, что часть поступивших предпочла уехать за границу. Аналогичная ситуация и в других вузах страны.

Польша и Чехия уже давно соревнуются между собой за молодежь Украины, все активнее в эту борьбу включаются и другие страны. Зачем наши студенты Западу? Ответ очень простой. Потому что в современном мире основная борьба идет за человеческие и интеллектуальные ресурсы – за тех, кто завтра будет выдавать креативные идеи, внедрять инновации, поднимать ВВП, наконец, наполнять пенсионные фонды. Страны Восточной Европы прошли похожий путь в 90-е, когда молодые люди отсюда начали уезжать на Запад, и сегодня, пользуясь ситуацией, стараются восполнить свои гуманитарные потери, в том числе за счет украинцев. И это абсолютно нормально.

С развитием транспорта и связи мир становится и глобальнее и «меньше». Молодых людей уже не останавливают ни расстояние, ни необходимость расставания с близкими. Молодежь сегодня не мечтает идти по стопам отца или деда – она мечтает работать у Маска, в Google или Facebook, то есть стать на уровень мировых лидеров. Сдержать их речами о патриотизме невозможно, для них родина – весь мир, а точнее там, где есть интересная работа и возможности для реализации своего таланта. Они хотят получить образование и диплом, которые позволят им осуществить свою мечту, и они прекрасно видят разницу между уровнем жизни и образования в Украине и других странах.

Исследование среди наших студентов, которые сейчас в Польше, абсолютно четко выявило главные причины их решения обучаться за рубежом. На первом месте – диплом европейского образца, на втором – неудовлетворительные условия жизни в Украине, на третьем – возможность получить лучшие знания. И кстати, наблюдая лучшие возможности для самореализации, только 7% украинских студентов твердо намерены по окончании учебы вернуться домой. А вот тех, кто твердо намерен искать работу в Евросоюзе, – 30%. Таковы данные опроса от Института общественных отношений (ISP). Из чего можно сделать вывод, что студенты перестанут уезжать лишь тогда, когда увидят в Украине возможности получать качественное образование и возможности для реализации собственного потенциала.

Так вот, все это, повторюсь, нормально. Ненормально то, что мы, уже даже осознавая бесконечное отставание от мировых лидеров, ничего не делаем для того, чтобы исправить ситуацию. Ненормально то, что МОН проявляет полную импотенцию в вопросах реформы высшего образования.

В этом году приоритеты молодых людей при выборе специальности повергают в некоторый шок. Если популярность ИТ была вполне предсказуемой (27 тыс. заявок на компьютерные науки и 19 тыс. – на программирование), то популярность гуманитарных специальностей, наверное, для многих стала настоящим откровением. Почти по 60 тыс.(!) заявок поданы на филологию и на юриспруденцию, 36 тыс. – на менеджмент, 20 тыс. на туризм, и примерно по 18 тыс. – журналистику и психологию.

Но популярность точных наук и инженерных специальностей на этом фоне упала практически до нулевых отметок! Всего 1200 заявок на математику, 1500 – на химию, меньше 800 – на физику, на авиа- и судостроение – 700 и 150 соответственно. Еще раз: это данные в масштабах всей страны.

И боюсь, что это диагноз. Он говорит о том, что мы практически полностью утратили высшую школу точных и инженерных наук. Этот результат красноречиво показывает и те ожидания, которые имеет молодежь в отношении нашей экономики. Диагноз неутешительный, к сожалению. Думаю, эти цифры неумолимо призывают к срочной реформе высшего образования, если мы не хотим окончательно утратить точные науки и инженерию.

Но беда в том, что у МОН, главного государственного органа, который обязан заниматься образовательной политикой, по-прежнему нет ни ясного понимания ситуации, ни четкой и последовательной стратегии действий в сфере высшей школы.

Из-за чего мы катастрофически теряем время.

Ведь мир меняется с сумасшедшей скоростью, и предъявляет все новые требования к процессу обучения человека. Уже все видят, что одной специальности на всю жизнь индивидууму явно недостаточно, ему порой приходится кардинально менять своей сферы деятельности 2-3 раза в течение жизни. А значит, любая реформа уже должна начинаться не с размышлений о том, какими должны быть университеты сегодня и завтра, а о том, какими им быть послезавтра, через пять, десять, пятнадцать лет.

В своих выступлениях я не раз говорил о том, что на базовом уровне реформы нужно дать реальную свободу вузам, ввести принцип «деньги идут за студентом», создать условия для прихода в университеты инвестиций, а на местный рынок – филиалов зарубежных вузов. Говорил о том, что нужно изменить систему управления и расконсервировать замкнутые системы университетской власти.

Но самое первое, что нужно сделать – повысить качество студента и качество образования, поставив определенный порог для абитуриентов. Допуск к высшему образованию тех, кто набрал на ЗНО менее 140 баллов, приводит к деградации высшего образования и пустой трате бюджетных средств. Набор абитуриентов на педагогические специальности с баллом ЗНО ниже 150 баллов приводит к полной деградации образования в целом, поскольку непонятно, чему вообще могут научить такие педагоги молодое поколение.

Считаю, что полностью оплачивать высшее образование нужно только тем, кто набрал более 180 баллов, половину стоимости – тем, кто набрал от 150 до 180. А вообще, обучать в вузах с последующей выдачей дипломов государственного образца стоит только тех, кто набрал выше 140 баллов. Остальные могут учиться, но получать от учебного заведения лишь сертификат. Высвободившиеся деньги нужно направить на увеличение зарплат преподавателям и на улучшение материально-технической базы учебных заведений.

И не нужно бояться уменьшения количества университетов. То, столько их досталось нам в наследство от СССР, попросту является для Украины неподъемным.

Только когда качество и престиж украинского образования повысятся, мы сможем уменьшить отток наших молодых мозгов за рубеж.

Автор: Эдуард Рубин, общественный деятель, сооснователь Харьковского IТ-кластера

Loading...