Путин переиграл Трампа и по Сирии, и по Украине — New York Times

Президент США Дональд Трамп не сумел показать Владимиру Путину свои решительные намерения во время переговоров на саммите G20, к тому же сам попал в ловушку президента РФ

Об этом на страницах New York Times пишет обозреватель Маша Гессен.

Как отмечается в статье, российская пресса спорит только над одним: как перевести слово «tremendous», которым президент США описал встречу, при этом заголовки государственных СМИ в России переводят слово как «великий», «выдающийся» или «удивительный».

«Но если отложить в сторону это отличие, все в Москве соглашаются: встреча была российским триумфом. Четвертый американский президент на его памяти дал ему (Путину. – Ред.) именно то, чего он хотел: уважение, дружбу и свободу от критики», — говорится в статье.

Издание считает, что единственным результатом встречи стало ограниченное перемирие в Сирии, и именно этого добивался Путин.

«Российский президент хотел даже не просто перемирия как такового. Он хотел признания, что США и Россия — равные партнеры за столом переговоров относительно войны в Сирии. Он годами прельщал, а потом шантажировал администрацию Барака Обамы, требуя, чтобы США признали ключевую роль России на Ближнем Востоке. А теперь Трамп дал Путину значительно больше. Он продемонстрировал, что Россия и США могут обсуждать судьбу Сирии без участия сирийцев», — говорится в статье.

При этом, обращается внимание на тот факт, что Трамп даже не пытался критиковать Россию за вторжение в Украину, оккупацию Крыма и за подавление несогласных внутри РФ.

Подводя итоги встречи президентов, Госсекретарь Рекс Тиллерсон упомянул Украину лишь тогда, когда говорил, что США назначили специального представителя, который будет заниматься вопросами, связанными с ней. Он уклонился от вопросов журналистов об Украине и санкциях, которыми Запад наказал Москву за войну против соседней страны.

Обозреватель пишет, что журналисты во время брифинга тоже почему-то решили не добиваться от Тиллерсона ответов на вопросы об Украине. Их больше интересовали подробности разговора президентов о вмешательстве в американские выборы. И эта тема приносит Путину большое удовольствие, ведь она признает его политическую силу, которую не ограничивают международные границы.