Какой будет Украина по завершению каденции Зеленского

На какие изменения могут рассчитывать украинцы

Самые необычные выборы состоялись. Предельно убедительным большинством граждане избрали в качестве главы государства человека, не имеющего никакого опыта ни политика, ни гражданского активиста. Уходящий президент не смог убедить необходимое количество избирателей, что оппонент не подготовлен к ответственной работе и ему, Порошенко, нужно дать еще один шанс. Люди предпочли надежду на чудо безнадежной стабильности. Но вот случится ли чудо и что такое чудо в нашем случае — вопросы, на которые нужно найти ответы.

Не-Порошенко

Для начала важно понять, чего хотят от Владимира Зеленского его избиратели. Они бесконечно разнообразны, в первом туре многие из них голосовали за полярно противоположных кандидатов: от Кошулинского до Бойко, но во втором все-таки каким-то образом сошлись на фигуре 41-летнего актера и звезды шоу-бизнеса. Что послужило знаменателем?

Очевидно, избиратели хотят видеть на президентской должности не-Порошенко, что бы каждый из них ни вкладывал в это желание. Иными словами, чтобы понять, чего ожидают от Зеленского, важно, причем в первую очередь самому новоизбранному главе государства, уразуметь, что не понравилось украинцам в Порошенко. Причем, очевидно, не понравилось не сразу, если вспомнить, что в 2014 году тот был избран уже в первом туре.

В 2014 году и кроется разгадка нынешнего неуспеха Петра Порошенко. В условиях послемайданного кризиса и российской агрессии власть формировалась для выполнения чрезвычайных задач. Отдельный и очень важный вопрос, насколько она с ними справилась, но в ходе избирательной кампании 2019 года Порошенко снова «продавал» себя как идеальный руководитель для чрезвычайных обстоятельств, опытный главнокомандующий и дипломат.

Наглядный пример — плакаты, массово запущенные перед вторым туром, на которых были изображены Порошенко и Путин лицом к лицу с подписью «Решающий выбор». С одной стороны, обыгрывался ранее запущенный тезис, что всякий кандидат, кроме самого Порошенко, выгоден Кремлю, из чего делался вывод, что любой иной кандидат является путинским, и президент тем самым противостоит самому Путину. С другой — это была иллюстрация силы и опыта Петра Алексеевича, доказавшего, что он может противостоять врагу. Но избирателями невольно считывался другой посыл: выберете Порошенко — впереди новые пять лет чрезвычайщины, изнурительной войны с Россией, лицом к лицу с Путиным.

Именно то, что на Банковой считали уникальным качеством кандидата, похоронило его шансы на победу: операция в Керченском проливе и последующее месячное военное положение, мобилизовав меньшинство, утвердили большинство в своем неприятии действующего президента. При всей справедливости указаний на никуда не исчезнувшую опасность с российского направления, избирателям психологически тяжело голосовать за новые пять лет войны и чрезвычайных обстоятельств, которыми власть порой оправдывает неоправдываемое. От Зеленского ждут нормализации, в самом широком смысле этого слова, от военно-политической сферы до социально-экономической и правовой.

Вова, давай!

Результаты прочих участников президентской гонки показывают, что от традиционных представителей политического класса не ожидают выхода к нормальной ситуации. В определенном смысле все они составляют одно целое, пронизанный тысячами связей клуб, монополизировавший управление страной в своих интересах и защищающий это монопольное право системой «правильных» судов. Отсюда требование качественного обновления украинской политики, выраженное в голосовании за Зеленского.

Часть противников избранного президента увидела в новом руководителе угрозу идеалам Майдана, но, вообще-то, требование качественного обновления политики наряду с запросом на справедливость и было важнейшим требованием народного выступления 2013–2014 годов. За тогдашними евроинтеграционными ожиданиями и кроется стремление к нормальной во всех отношениях жизни: и в смысле соблюдения норм, и в смысле соответствия норм современным жизненным стандартам. Теперь этот никуда не девшийся вызов стоит перед Владимиром Зеленским. Проблема в том, насколько он его осознает, хотя по немногочисленным доносящимся словам от него и близким к нему людей, в целом такое осознание есть, и, главное, насколько он готов на этот вызов ответить.

Мы же живем в эпоху, когда весь мир стремительно меняется самым неожиданным образом, и эти перемены не минуют Украину. Главное — оседлать волну перемен, а не оказаться под ее ударом.

Речь даже не о внутренней готовности, без которой нельзя, а о наличии необходимых ресурсов для победы в неизбежно очень тяжелой борьбе с системой, которая будет беспощадно сопротивляться. До парламентских выборов, которые могут обеспечить ему необходимую поддержку на законодательном уровне, у президента нет ничего, кроме своих 73% голосов избирателей. Это очень много по украинским меркам, но если не удастся сформировать пропрезидентскую коалицию в Верховной Раде и образовать свое правительство, Владимир Зеленский обречен превратиться в слабую политическую фигуру, которую не спасет постоянная апелляция к народу через головы политиков и чиновников. Даже самые талантливые обращения к публике в этом случае будут лишь подчеркивать его бессилие.

При этом совсем не факт, что Зеленскому удастся качественно изменить страну, даже если удастся достичь необходимой законодательной поддержки и завести своих людей на ключевые позиции в исполнительной власти. Где вообще эти люди, где их взять? Знают ли они, если они есть, что и как нужно делать? Одним словом, стране действительно нужно чудо, чтобы у президента Зеленского получилось.

Чудо

Всякий не провальный результат президентства человека, который начинает политическую карьеру сразу с главного поста в государстве, будет чудом. Даже если ему удастся добыть до конца свою каденцию — это уже успех. Но вызовы, стоящие перед Украиной, в любом случае больше и важнее, чем колоссальные вызовы, стоящие перед бросившимся в политическую пучину неполитиком Владимиром Зеленским, и с уходом его с поста, на котором он многократно обещал не задерживаться на второй срок, никуда не денутся.

Его историческую задачу можно будет считать успешно выполненной, если через пять лет в украинской политике будет доминировать новое поколение, вытеснив многочисленных выходцев из политической школы Леонида Кучмы.

Если это будут политики, не связанные специальными интересами с несколькими толстыми кошельками и чувствующие себя предельно естественно в среде европейских коллег, говоря с ними во всех смыслах на общем языке.

Украинское чудо случится, если наша социально-экономическая модель запустит наконец на полную мощь механизмы предпринимательской свободы, и украинский рынок станет чертовски привлекателен как для своего, так и для международного бизнеса. Чудовищная недоинвестированность и инфраструктурная убогость будут быстро уходить в прошлое.

Авторитет страны на внешней арене будет заключаться в ее способности развернуть свой огромный потенциал, доказать всем, и себе в первую очередь, что клеймо постсовка не означает автоматически обреченности на убогое существование и исторические задворки.

Да, делать это придется в жестоком противостоянии с Россией, которая кровно заинтересована в провале большого украинского эксперимента по побегу из постсовка: успех Украины — приговор путинскому авторитаризму. Зеленский на стадионных дебатах с Порошенко использовал красивую заготовку, назвав себя приговором действующему президенту. При этом никто, и он сам не сомневался в том, что и близко не может тягаться по опыту и знаниям с Петром Алексеевичем. Так вот настоящий успех Вовы, которому еще только предстоит превратиться во Владимира Александровича, будет тогда, если ему удастся стать приговором для Путина. В 2024 году истекает срок конституционных полномочий обоих.

Пока же Владимир Зеленский остается предельно неопределенной величиной, и прогнозировать результаты его правления на пять лет в условиях, когда повседневные обстоятельства полны множеством непредсказуемых факторов, — сложнее, чем делать прогноз погоды на пять лет. В метеорологии есть, по крайней мере, повторяющиеся циклы с характерными явлениями. Мы же живем в эпоху, когда весь мир стремительно меняется самым неожиданным образом, и эти перемены не минуют Украину. Главное — оседлать волну перемен, а не оказаться под ее ударом. Зеленский и сам символ, и результат таких внезапных перемен. Может, это ему поможет, дай Бог.

Loading...
ПОДЕЛИТЬСЯ