FT: ЕС нужно смириться с экономическим спадом и потерей геополитического могущества

Евросоюз теряет геополитическое лидерство

Поломка самолета Ангелы Меркель является подходящей метафорой идеи создания единой армии ЕС. Мы уже знали, что почти все самолеты Люфтваффе заброшены из-за недостаточного финансирования оборонной сферы в течение многих лет. Но до четверга не было известно, что даже самый важный самолет – который перевозит канцлера ФРГ – технически неисправен. Меркель была вынуждена лететь обычным рейсом из Мадрида, чтобы добраться на саммит G20 в Буэнос-Айресе. Вероятно, такая ситуация не произошла бы с Дональдом Трампом, Си Цзиньпином или Владимиром Путиным, пишет издание Financial Times.

Меркель должна была произнести свою речь о единой европейской армии в Бундестаге, а не в Европейском парламенте, сосредоточившись на том, что Германии необходимо сделать в первую очередь: обратить внимание на хроническое недостаточное финансирование армии и историческое нежелание направлять войска на военные миссии, которые правительство поддерживает.

Несмотря на отсутствие единой армии, ЕС обладает мощными геополитическими инструментами. Европейское экономическое сообщество образовалось с целью создания зоны свободной торговли в 1957 году. Маастрихтский договор, подписанный 35 лет спустя, завершил процесс урегулирования денежной и политической систем европейских стран. Торговая политика и введение общей валюты, евро, являются наиболее эффективными реформами.

Сразу после введения евро в 1999 году, оно стало второй по распространенности валютой в мире в валютных резервах и международных финансовых операциях. Но оно и близко не приблизилось к позициям доллара США. Второе место евро – было сознательным выбором. Лидеры ЕС всегда больше интересовались стабильностью валютного союза, чем потенциальным использованием валюты в качестве инструмента внешней политики. Тогда защиту от внешних угроз большинства членов ЕС обеспечивал НАТО. У ЕС не было обеспокоенности глобальным дисбалансом, возникшей в начале 2000-х годов.

Повестка Трампа «Америка прежде всего» была для ЕС громом среди ясного неба. Трамп призвал европейские страны выполнять свои обязательства по внесению 2% ВВП на оборонные расходы в обмен на приверженность США НАТО. Он использует платежную инфраструктуру доллара, чтобы вынудить европейские компании выполнять возобновленные санкции против Ирана. Он подрывает многостороннюю торговую систему, снижая пошлины на европейскую сталь и алюминий. В ответ ЕС пытается создать компанию специального назначения – SPV, для финансирования европейских компаний, который ведут бизнес с Ираном вопреки санкциям США. Но ни одно государство-член ЕС не хочет, чтобы SPV находился на его территории, опасаясь вызвать гнев президента США. Это не то, как должен выглядеть бунт.

Например, когда администрация США ввела санкции, которые приостановили обслуживание карт Visa и Mastercard в России, в Кремле разработали альтернативную систему платежных карт за пределами юрисдикции США. Россия также создала внутреннюю финансовую систему обмена сообщениями. Идея заключалась в том, чтобы стать независимой от SWIFT, которая базируется в Брюсселе и действует в соответствии с законодательством ЕС, но находится под сильным влиянием администрации США. По той же причине Китай также развивает собственную трансграничную систему межбанковских платежей. Китай и Россия, в отличии от ЕС, понимают, что они должны стать независимыми от платежной инфраструктуры доллара.

Почему реакция ЕС настолько слабая? Кризис валютного союза в сочетании со вступлением в ЕС стран, которые политически не были готовы к членству, являются двумя главными причинами, по которым ЕС в настоящее время сосредоточен на внутренних проблемах.

ЕС сыграл важную роль в переговорах по ядерному соглашению с Ираном, но после выхода США из договора, союз не может сохранить его эффективность. Евросоюз продемонстрировал сплоченность относительно введения экономических санкций против России, но он по-прежнему зависит от Москвы из-за поставок энергоресурсов. Ему удалось сохранить единство в переговорах по Brexit, но выход Великобритании из ЕС – наименьшая из проблем союза.

Зеркальным отражением ослабевающей геополитической роли Европы является потеря технологического лидерства. ЕС по-прежнему является одним из центров производства автомобилей. Но Китай обогнал его в производстве аккумуляторов для электромобилей, а США – как в производстве аккумуляторов, так и в разработке искусственного интеллекта – технологиях будущего.

ЕС необходимо сосредоточиться на сохранении того, чего он уже достиг, и смириться с экономическим спадом и потерей геополитического могущества. И, если повезет, Брюссель, возможно, даже сумеет купить резервный самолет для сидящих на мели лидеров.

ПОДЕЛИТЬСЯ