Часы кризисного дня. До начала финансовой бури в Украине осталось 4 минуты

Фокус продолжает считать, сколько минут осталось до начала кризиса в мире и Украине. В прошлый раз от условной «точки ноль» нас отделяли семь минут. Что изменилось за первый месяц 2019 года?

Показатель ВВП, ключевой внутренний индикатор развития, находится в зоне роста. По словам Якова Смолия, главы Нацбанка, рост реального ВВП по итогам трёх кварталов 2018 года — 3,8%, а по прогнозам НБУ, в целом за год экономика вырастет на 3,4%. Такая динамика отодвигает стрелку часов на одну минуту от полночи.

Инфляция. Если оценивать этот индикатор в контексте среднего значения (январь–декабрь к предыдущему периоду), получим 10,9%, если декабрь к декабрю — 9,8%. Ключевая цель НБУ так и не достигнута, но регулятор был как никогда близок к этому. Получаем ещё один шаг от пропасти.

Торговое сальдо. По сравнению с 2017 годом в 2018-м данный показатель ухудшился с –$9,7 млрд до –$13 млрд. Соответственно, двигаемся к полночи на одну минуту.

Базовые индексы (торговый, сельхозпроизводства, строительный и транспортный). Условное композитное значение в целом положительное. Вновь отодвигаемся на одну позицию от крайней черты.

Динамика инвестиций. Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) — ключевой маркер успешности экономических реформ. Если они находятся на низких показателях, как сейчас в Украине, значит, применяемая в стране экономическая модель и правила рыночной игры не подходят для тех, кто привык ценить свои деньги.

В 2018 году ПИИ по сравнению с 2017-м сократились с $2,6 млрд до $2,4 млрд (сальдо). При этом в их структуре почти половина — это реинвестиция прибыли и кредиты собственников компаний. Новые инвестиции составляют всего чуть более $1 млрд. Шаг вперёд к отметке 12.

Усиливающаяся трудовая миграция становится ключевым риском для нашей экономики. Не спасают даже рост заработных плат и относительно низкий уровень безработицы. Это ещё один шаг вперёд к пропасти.

Дежавю доткомов

Теперь о внешних факторах, которые в январе этого года влияли на украинскую экономику даже сильнее, чем внутренние. Начиная с 2009 года, мир пребывает в одном из самых продолжительных деловых циклов роста мировой экономики. Этот подъём «вверх по лестнице, ведущей вниз» продолжается уже почти десять лет. При условии, что он продлится хотя бы до лета, будет побит рекорд предыдущего цикла роста с 1991-го по 2001 год. Однако начало 2019-го ознаменовалось обвалом на мировых финансовых рынках и если законы циклического развития мировой экономики ещё работают, то в ближайшее время обрыв нынешнего суперцикла практически неизбежен. Это станет понятно по итогам I квартала. В случае минимального роста фондовых индексов или начала их снижения можно будет констатировать наступление первой фазы «медвежьего» тренда.

В прошлый раз старт фондового цунами произошёл в секторе доткомов, то есть среди акций интернет-компаний. В результате случилось стремительное падение индекса высокотехнологичных компаний NASDAQ Composite. Примечательно, что первые рецидивы падения на мировых финансовых рынках и сейчас начали наблюдаться именно в секторе инновационного бизнеса.

Ожидание будущего кризиса позволяет нам объединить шесть экзогенных факторов влияния на украинскую экономику в единый блок.

В начале января 2019 года в «красную» зону ушли базовые азиатские индексы: Гонконгский Hang Seng упал на 2,4%, китайский Shanghai Composite — на 1%, австралийский ASX — на 1,6%. Это было продолжением «чёрного» декабря 2018-го.

Аналитики окрестили минувший год худшим за последнее десятилетие. По его итогам снизились базовые индексные маркеры, характеризующие финансовую активность в США: Dow Jones потерял 5,6%, S&P 500 — 6,2%, Nasdaq — 4%. Подобный спурт вниз происходил лишь в 2008 году. Небольшое падение по итогам года наблюдалось и в 2015 году, но тогда в «красной» зоне оказались два базовых индекса из трёх. То есть перед нами настоящий предвестник если не финансового апокалипсиса, то, во всяком случае, annus horribilis, или «года чудес». Именно так аналитики Bank of America назвали текущий год, попутно дав прогноз о реинкарнации кризиса образца 1998 года. Напомним, центр кризиса 1997–1998 годов находился в Юго-Восточной Азии, и причина его крылась в гипертрофированном росте национальных экономик азиатских стран, которые тогда называли «азиатскими тиграми». Спусковой крючок, обваливший азиатские экономики, сработал в Таиланде, а затем перекинулся на Индонезию, Малайзию и Южную Корею. Местные валюты девальвировали в диапазоне от 50% до 220%. Среди политических последствий — падение режима Сухарто в Индонезии. Отголоском того кризиса считается и дефолт в Аргентине в 2001 году. Выздоровление началось в 1999 году и стоило только МВФ порядка $40 млрд.

По данным немецкой газеты Handelsblatt, центральные банки различных стран начали усиленно увеличивать удельный вес золота в своих валютных резервах. Частично это происходит за счёт активности тех стран, которые «не дружат» с США и резонно опасаются блокирования своих активов в системе международных банковских платежей SWIFT. Но учитывая, что рост золота в резервах регуляторов в прошлом году составил 651 тонну, речь уже не идёт о диверсификации рисков несколькими государствами, такими как РФ или Иран. Подобный рост вложений в драгметалл не наблюдался, начиная с 1971 года. Казалось, после принятия ямайской валютной системы в 1976 году мир окончательно отошёл от эпохи «золотого стандарта». Но несколько тектонических разломов в пирамиде мировых финансов сделали своё дело, так что мировой экономический ландшафт создаёт спрос на альтернативные «якорные» точки, отличные от традиционного доллара.

Как уже говорилось, первые фондовые пузыри начали постепенно «сдуваться» в высокотехнологичном секторе. Квартальные показатели Apple сократились на 4,9%, а рыночная капитализация после череды обвалов «проваливалась» ниже отметки в триллион долларов, опускаясь до $600–700 млрд. Аналитики советуют не спешить и не продавать акции компании, но примерно то же они говорили об акциях доткомов и в начале нулевых.

В январе МВФ выпустил доклад «Ослабление мирового подъёма». На данный момент прогноз роста мирового ВВП уменьшен всего на 0,2%, до 3,5%. Среди ключевых рисков: торговые войны между США, ЕС и Китаем, замедление немецкой экономики до 1% вследствие изменения стандартов в сфере автомобилестроения, возможный финансовый кризис в Турции.

Максимальное падение темпов экономического развития ожидается в развивающихся странах Европы (падение до 0,7% в 2019-м по сравнению с 3,8% в 2018-м). Сокращение прогноза темпов роста на 1,3% в текущем году связано с прогнозируемым медленным восстановлением экономики в Турции «на фоне ужесточения экономической политики и адаптации к более ограничительным условиям внешнего финансирования». То есть один из очагов ослабления мирового развития будет находиться как раз в нашем региональном сегменте.

Внешние факторы передвигают стрелку часов на три деления к «полночи». На наших часах — без четырёх минут двенадцать. Есть время и подумать, и выпить шампанского. Жаль только, что почти нет времени слушать предвыборные выступления.

Loading...