Дохлый формат. Оживить работу «нормандской четверки» призывают ее участники, но сами в оживление не верят

«Нормандскому формату» почти столько же лет, сколько войне Украины с Россией: первая встреча по урегулированию ситуации, возникшей после российской оккупации Крыма и вторжения на Донбасс, прошла 6 июня 2014 года в Нормандии, куда руководители Германии, Франции, России и Украины приехали отметить 70-летие высадки союзников. Из этого уже несложно заключить, какова эффективность дипломатических усилий сторон. Никакая. Война перешла в стадию «конфликта малой интенсивности», а миром по-прежнему не пахнет. Откуда же надежды, что неработающее вдруг заработает?

Давно не виделись

О том, насколько «живенько» идет работа в рамках «нормандского формата», достаточно вспомнить, что последний раз руководители государств-участников собирались еще в октябре прошлого года в Берлине. С тех пор разок поговорили по телефону. Еще пару раз были встречи глав международных ведомств, последняя – в феврале. Никаких подвижек нет – нет и смысла встречаться. Но верно и обратное: потому и подвижек нет, что никто ни о чем не договаривается.

Но во время недавней поездки Петра Порошенко в Германию несколько раз прозвучало из уст и нашего президента, и немецкого канцлера, что настала пора провести новую встречу участников «нормандской группы» как можно скорее, чтобы сдвинуть буксующий Минский процесс с мертвой точки.

Война перешла в стадию «конфликта малой интенсивности», а миром по-прежнему не пахнет

Нельзя сказать, что совсем нет оснований ожидать каких-то изменений на этом направлении, в перспективность которого, кажется, уже никто не верит. Пауза во многом была продиктована внутренними политическими событиями в странах, от которых многое зависит в международном раскладе. Это прежде всего выборы в США, которые хотя и не являются участниками «нормандского формата», но выступают лидерами санкционного сдерживания России Западом. Кроме того, Франсуа Олланда сменил Эммануэль Макрон, молодой французский президент, не обладающий международным опытом, но настроенный доказать свою дипломатическую состоятельность. Поздравляя его с победой на выборах, Петр Порошенко написал открытым текстом: «С этой победой Украина получила союзника в «нормандском формате» в борьбе за возобновление суверенитета и территориальной целостности». Звучит обидно для Олланда, будто он не был таким союзником, но за этой неуклюжей фразой кроется облегчение, что победителем президентской гонки не стал никто из кандидатов, весьма лояльных к Владимиру Путину, – республиканец Франсуа Фийон или националистка Марин Ле Пен.

Ангеле Меркель тоже предстоят осенью парламентские выборы, но она себя чувствует достаточно уверенно, и нынешней коалиции христиан-демократов и социал-демократов ничто не угрожает. А именно глава правительства Германии является неформальным лидером на переговорах вокруг Минского процесса.

Но все же именно американский фактор играет тут определяющую роль.

Подключить выключенных

За десять дней до майской встречи Петра Порошенко с Ангелой Меркель глава украинского МИД имел переговоры в Вашингтоне с госсекретарем Рексом Тиллерсоном и вице-президентом Майком Пенсом. После этого Павел Климкин заявил о возможном участии США в «нормандском формате», если не в качестве еще одного, пятого участника, то в каких-то параллельных и смежных процессах. Не исключено, что это дало основания президенту Украины и главе правительства Германии говорить о возможной активизации работы на этом направлении.

В то же время сильно обманывать себя не следует. Не летать в фантазиях призывает и уполномоченный правительства Германии по вопросам сотрудничества с Россией, Центральной Азией и странами Восточного партнерства Гернот Эрлер. В интервью «Немецкой волне» он сказал, что «администрация Дональда Трампа не имеет интереса перебирать на себя дополнительные задачи в Европе». А война на востоке Украины – европейская проблема.

При этом для всех очевидно, что Европа сама не справляется с решением этой проблемы. Изначально Россия заняла выгодную для себя позицию одного из примирителей и посредников в конфликте, в котором именно она была непосредственным участником и инициатором. Поставить ее на надлежащее место могла бы совместная позиция Европы и США, каких-то односторонних усилий Украины абсолютно недостаточно. Тем более что изначально Москва ставила задачу использовать украинскую карту в больших переговорах с Соединенными Штатами о некоем новом разделении мира, понимая, у кого имеются реальные рычаги влияния. Американцы так или иначе незримо присутствуют в нашей войне с россиянами.

Но при этом никаких определенных сигналов из Вашингтона не поступает. Советник президента США по экономическим вопросам Гэри Кон недавно прямо ответил на вопрос по поводу санкций в отношении России: «На данный момент у нас нет позиции». Правда, потом уточнил, что его страна не планирует снимать санкции и даже может их ужесточить, но главный посыл все же именно этот: позиция пока не выработана.

Чей Трамп

Уже прошло довольно много времени после того, как Дональд Трамп приступил к исполнению своих обязанностей, но ничего определенного о его политике на нашем направлении сказать по-прежнему нельзя. С одной стороны, радость российского руководства по поводу избрания Трампа и поражения его соперницы заметно поутихла. С тех пор американские крылатые ракеты разбили совместную российско-сирийскую авиабазу в Шайрате. С другой стороны, резкий и небезосновательный рост русофобии в Вашингтоне не помешал американскому президенту демонстративно принять в Овальном кабинете министра иностранных дел и посла России буквально на следующий день после увольнения шефа ФБР, проводившего расследование связей его предвыборной кампании с россиянами. Трамп еще и умудрился похвастаться этим увольнением перед дорогими гостями.

Во время своей первой встречи с лидерами НАТО глава Белого дома назвал Россию среди первых угроз Альянсу, и вообще в целом ощущается стремление окружающих его республиканцев остановить былую пропутинскую риторику президента. Однако до очной встречи американского и российского лидеров все равно рано говорить о какой-то определенности.

Все чаще и все громче звучат голоса американских политиков о том, что Россия должна быть наказана за свою наглую попытку влезть в американские дела

Дело в том, что они оба, Трамп и Путин, принадлежат к числу руководителей, которые свято полагаются на личное мнение о партнере и верят в свое умение распознавать собеседника и влиять на него. Один, будучи бизнесменом, проведшим тысячи переговоров, другой – и в силу навыков, отработанных в КГБ, и в силу политического опыта, которым мало кто из западных лидеров может похвастаться: шутка ли, с 2000 года у руля.

Именно поэтому Владимиру Путину понадобилась срочная, незапланированная встреча с Эммануэлем Макроном. Российский президент ни минуты не сомневался в своей способности переиграть молодого француза. Для этого же ему нужна и личная встреча с Трампом. Как бы ни берегло республиканское окружение президента от ошибок в контактах с россиянами, тот их продолжает делать, а контакт с Путиным – самое большое испытание.

Поэтому можно сколько угодно гадать, какой будет политика США по отношению к России при президенте Трампе, а из этого делать выводы о будущности «нормандского формата» и Минского процесса регулирования, но хоть что-то понять можно будет после личной встречи Трампа и Путина, причем достаточно основательной. А ее еще не видно на горизонте.

Конец «четверки»

При этом не следует забывать, что расследование всего комплекса скандалов, связанных с российским влиянием на американские демократические институты, продолжается. В него вовлечены Конгресс, ФБР и независимый прокурор. Почти каждый день подбрасывает новые факты. Президентское кресло еще не шатается под Дональдом Трампом, но чувствует он себя в нем весьма неуютно. В то же время все чаще и все громче звучат голоса американских политиков о том, что Россия должна быть ощутимо наказана за свою наглую попытку влезть в американские дела.

Если и появляется перспектива чувствительного усиления давления на Россию, следствием которого будет ее уход с Донбасса, то в первую очередь она связана, как ни парадоксально, с этими внутриамериканскими процессами. Обеспечить соответствующий этим процессам резонанс дипломатических усилий – вот задача Украины, которая совсем не выглядит невыполнимой. И да, итогом таких усилий будет распад малополезной, а местами и вредной «нормандской четверки».

Автор: Леонид Швец




ПОДЕЛИТЬСЯ