Какие вложения позволяют заработать больше, чем покупка валюты

Какие вложения позволяют заработать больше, чем покупка валюты

Валерия Гонтарева, председатель совета директоров группы «Инвестиционный Капитал Украина» (ICU), рассказала, почему не хранит деньги в долларах, и как с помощью гривны обыграть даже самую мощную девальвацию


В 2013-ом Украина была на грани дефолта. Но после того, как Россия предоставила кредит на $3 млрд., пообещала выделить еще $12 млрд. и снизила цену на газ, ситуация изменилась. Можно теперь утверждать, что в 2014-ом нашей экономике уже ничего не грозит?

– На самом деле ситуация в прошлом году сложилась довольно критичная. Уже в самом начале прошлого года было очевидно, что без сторонней помощи не обойтись. Только МВФ Украина должна была выплатить $5,6 млрд., а в целом выплаты по внешнему долгу составляли $10 млрд. К сожалению, быстро закрылись рынки капитала, где Украина могла занять средства. Еще сохранялся потенциал локального рынка, чем воспользовалось Министерство финансов. Но, к сожалению, украинские инвесторы не располагали необходимой ликвидностью. Средств было недостаточно, чтобы Минфин смог погашать долги.

Конечно, у всех была надежда, что Украина возобновит работу с МВФ и получит долгосрочные дешевые кредиты. И, в первую очередь, важны не столько деньги фонда, как выполнение, подписанной нашим правительством, программы stand-by. Это даже не реформы, а минимально необходимые действия, которые необходимо предпринять для устранения существующих дисбалансов и активизации экономического роста страны. Но требования МВФ не были выполнены, и правительству пришлось искать альтернативное финансирование. Переговоры об ассоциативном членстве в ЕС показали, что снова нужно возвращаться к МВФ и учитывать его требования. Но этот сценарий реализован не был. И чтобы сгладить острую проблему обслуживания обязательств, была принята российская программа. Декларативно, она представляет собой общую сумму в $15 млрд., разбитую на транши, схема которых не ясна, как и не известны требования предоставления каждого следующего транша. Если программу помощи МВФ можно прочесть на сайте Фонда, а также увидеть какие требования МВФ согласилось выполнять наше правительство, то здесь полный информационный вакуум. Но если все-таки предположить, что вся российская программа будет выполнена и мы получим обещанные $15 млрд., то можно однозначно утверждать, что в финансовом отношении 2014 год будет абсолютно спокойным. Проблема только в том, что за два года, до момента возврата долгов России, Украине необходимо существенно улучшить свое финансовое положение. А при отсутствии структурных реформ и минимально необходимых мер для устранения существующих дисбалансов – это нереально. Так что надо понимать, что мы просто отодвигаем проблемы во времени.

Возможен ли существенный экономический подъем в 2014 году?

– Думаю, что да. Новые цены на газ и российский кредит существенно улучшат состояние платежного баланса, а значит, как минимум стабилизируют финансовую систему страны и уберут опасность резких колебаний валютного курса.

В прошлом году Украина имела очень низкие рейтинги: сначала Moоdy’S понизило рейтинг до «С негативный», потом Fitch ухудшило свои оценки. После принятия помощи от России все рейтинги разворачиваются в обратную сторону, и мы уже видим прогноз «нейтральный», а со следующим траншем наверняка рейтинг будет «позитивным». Хотя и все понимают, что это краткосрочная перспектива.

Некоторые эксперты настроены пессимистично по поводу роста ВВП в этом году, аргументируя свои прогнозы, в частности, проблемами в России, которая представляет основные рынки сбыта для нашей продукции. Я смотрю более позитивно, ожидая 2-2,5% рост. Потому что если действительно будут работать все заявленные программы – в автомобилестроении, сооружение моста через Керченский пролив, – то в инфраструктуру однозначно будут вложены крупные инвестиции, что непременно вызовет хоть и краткосрочный, но рост ВВП. Украина до сих пор не достигла докризисного уровня 2008года, при этом последние два года это была уже реальная рецессия. Поэтому я ожидаю рост. Но, к сожалению, все подобные прогнозы очень краткосрочны. Не убирая дисбалансы в экономике, позитивных изменений в долгосрочной перспективе не произойдет.

Власти обещают сохранить стабильность валютного курса в текущем году. Им это по силам?

– УНачиная с 2011 года все прогнозы – и наши, и мировых инвестиционных банков, – говорили о неизбежной девальвации гривны. При этом номинально курс оставался стабильным. Хотя следует отметить, что курс гривны все это время укреплялся, потому что все наши торговые партнеры девальвировали свои валюты, а мы «держали зубами». И это, как видим, возможно сделать даже в самые сложные времена. Хотя такая политика губительна для экономики. В прошлом году Нацбанк потерял треть резервов. Удержать стабильность курса в 2014-ом году можно за счет сниженных цен на газ, российского кредита и отсутствия панических настроений у населения.

Но вот вопрос – зачем это делать? У нас стабильность курса – некий якорь, хотя во всем мире используется гибкое курсообразование, позволяющее абсорбировать все шоки, которые переживают экспортные рынки.

Так что в 2014 –ом можно легко удержать курс на уровне 8,3 грн. / $. Хотя в бюджет заложен средний курс 8,5 грн. / $. Следовательно, год можно начать на уровне 8,4 грн. / $ и закончить на отметке 8,7 грн. / $, что однозначно будет позитивным для нашего экономического роста и частично уберет существующий дисбаланс в этом вопросе.

В принципе, коридор для колебаний есть, и хотелось бы верить, что мы уже двигаемся в этом направлении.

Почему в России, которая нам помогает, рубль девальвирует, а в Украине гривна демонстрирует устойчивость на протяжении последних 5 лет? Когда снова возникнут серьезные валютные риски?

– На самом деле, гривна не сохраняет устойчивость. За 17 лет своего существования курс изменялся несколько раз, но всегда резко и ступенчато: с 1,8 грн. до 5 грн., потом с 5 до 8 грн. за доллар. Такая уж у наших управляющих структур специфика ведения дел, менталитет «пятилеток», возможно. На самом деле каждая страна в валютных войнах девальвирует свою валюту и призывает других этого не делать. Таким образом, она пытается поддержать своего производителя, чтобы его товар был конкурентоспособен на международных рынках.

А валютные риски никуда не деваются. Они накапливаются, как пар под крышкой, и будут ждать следующей ступени; если не проводить мягкую и гибкую девальвацию, то придется ждать момента, когда «сорвет крышку паром». Еще в 2009 г. гривна была передевальвирована, но этот запас прочности мы съели уже к концу 2011 года. В этом году взрыв курса не грозит, но если не идти в направлении гибкости курса, то дисбаланс будет только нарастать.

А Россия поступает абсолютно иначе, как поступает абсолютно весь мир. Во-первых, делает инфляционное таргетирование, т.е. переходит к контролю над инфляцией, во-вторых, наполняет систему дешевыми деньгами, чтобы стимулировать кредитование в стране, которое, в свою очередь, поддерживает экономический рост. А вот наполнение системы дешевыми деньгами и удержание стабильности валюты – это взаимоисключающие действия, и Россия это хорошо знает.

Белоруссия живет от одного российского кредита к другому. Украина пойдет по такому же пути? В этом случае экономические потрясения ей не страшны?

– Если мы выберем все транши российского кредита на 15 млрд., то я даже не знаю, такой ли это путь. Потому что тогда 50% всех внешних долгов Украины сосредоточатся в руках одного кредитора. К тому же это очень короткие долги. Погашать нужно через два года. Помните, как сказал президент Беларуси Александр Лукашенко: «Белорусский народ будет жить плохо, но недолго». Так что тут главный вопрос в том, в какую зависимость мы попадаем.

Экономических потрясений я не вижу. Небольшие, но все же улучшения отмечаются в металлургической отрасли, аграрии собрали хороший урожай, и будем надеяться, климатические условия позволят им и в этом году показать хорошие результаты. Но у нас, к сожалению, происходят реальные политические потрясения, что может негативно влиять на экономику в 2014 году.

Последние несколько лет в Украине наблюдалась рекордно низкая инфляция. В 2014-ом цены тоже останутся на прежних уровнях?

– У нас стандартная картина – дефляция и падение ВВП, а, например, в России, сложнее, стагфляция: с одной стороны – инфляция, с другой – очень низкий рост ВВП. И когда НБУ победоносно заявляет о низкой инфляции, то особо гордится нечем. В стране реальное падение производства, не покупаются товары, падает ВВП. На самом деле, если бы мы пошли по программе МВФ, поднимали тарифы на газ, делали более гибким курс, то инфляция бы подтягивалась. Поэтому если сейчас начнется хоть какой-то рост ВВП, то начнется и повышение инфляции.

Учитывая валютную и ценовую стабильность, наилучшими вложениями в 2014 году снова окажутся депозиты в гривне? На какой срок Вы рекомендуете их открывать?

– Главное, это открывать эти депозиты в первоклассных банках, имеющих высокое кредитное качество! А первоклассные банки, к сожалению, высоких ставок ни на гривневые депозиты, ни на валютные не платят. Так что годовые депозиты в первоклассных банках – это оптимальный вариант. Раньше можно было уверенно сказать, что первоклассные банки – это надежные западные банки. А сейчас, когда западноевропейские банки стройными рядами покидают рынок Украины, к первоклассным банкам я бы отнесла государственные российские банки.

Для тех, кто хранит деньги и инвестирует в гривне, есть альтернатива. Для гривневых вложений более интересными, чем депозиты, будут облигационные фонды. Например, наш фонд ЗНПИФ «Инвестиционный капитал – фонд облигаций», который является самым большим публичный фондом в Украине (СЧА 214 млн. грн.) и многолетним лидером рынка по доходности, в прошлом году принес инвесторам чистый доход в размере 37,56%, а с начала своей активной работы, с сентября 2011, года вырос на 122%. Это при том, что в фонде находятся только государственные бумаги, имеющие суверенный риск Украины и не имеющие кредитного риска эмитентов или банков.

Почему не оправдываются ожидания по поводу роста фондового рынка? Как Вы расцениваете инвестиции в акции украинских предприятий в следующем году?

– Могу сказать, как представитель компании крупнейшего торговца ценными бумагами в стране и как крупнейший андеррайтер на рынке, что рынка акций в стране нет, не было и, к сожалению, не будет в ближайшей перспективе. Мы можем выделить акции «Кернел», МХП, и Ферекспо, которые торгуются на зарубежных биржах. Но на сегодняшний день и эти бумаги я считаю неинтересными, потому что не вижу предпосылок для их роста.

Рынок есть тогда, когда акционеры хотят привлечь реальный капитал и тогда акционер готов честно показать все свои результаты и делится своими планами на будущее. А эмитентам акций, торгующихся на наших биржах, вообще не интересно, что там происходит, так как эти акции оказались там в процессе приватизации , а не в процессе привлечения собственником акционерного капитала. У нас есть в стране компании, которые хотят привлекать акционерный капитал, но они планируют это делать в Варшаве, Лондоне или в Гонг-Конге.

Что будет с ценами на жилье? Недвижимость и дальше будет распугивать потенциальных покупателей и инвесторов?

–До сих пор доходность от аренды жилья ниже, чем доходность по депозитам. Глобальный тренд – нисходящий, так что и цены на жилье не будут подниматься. Тем более в стране, где полностью замерло ипотечное кредитование. Единственный город, где растет цена на жилье, – Лондон, потому что там хотят жить все миллионеры.

В 2013-ом золото обвалилось на 30%. Это предел падения? Интересен ли металл для инвестиций?

–В ответ процитирую Джона Мейнрада Кейнса, знаменитого экономиста: «Золото остается пережитком варварства, не имеющим внутренней ценности и используемым, главным образом, в качестве страховки от иррационального страха и паники». В золото я не инвестировала никогда, потому что считаю, что в 21 веке золото не имеет прикладной стоимости. А в то, во что я не верю, инвестировать не могу, даже когда наблюдался его интенсивный рост. Золото было явно переоценено, как я субъективно полагаю, за счет влияния стран BRIK, в основном Китая и России, которые с началом интенсивного развития их экономик начали активно пополнять их золото-валютные резервы, реально создавая физический спрос на золото, чем также воспользовались и спекулянты.

Какая, на ваш взгляд, была бы идеальная стратегия для инвесторов, если бы в распоряжении одного было бы, скажем, 100 тыс. грн., второго – 1 млн. грн., третьего – 10 млн. грн.?

–Конечно, необходим текущий счет в банке и срочные депозиты, еще раз подчеркну, что это только в банках с допустимым кредитным риском. А что касается остальных денег, которые можно использовать для более рискованных операций, то для инвестирующих в гривне я рекомендую фонды облигаций.

Можно так же покупать облигации первоклассных эмитентов с минимальным кредитным риском. Если, к примеру, открыть депозит в Проминвестбанке, то при досрочном снятии денег вы теряете все проценты. А можно купить корпоративную облигацию этого же банка, при первичном размещении либо на вторичном рынке, и получить еще большую доходность, и в то же время в любой день ее продать, т.е. такая инвестиция в отличие от депозита называется ликвидной инвестицией.

Во что Вы лично планируете вкладывать деньги в 2014 г.?

–Я буду продолжать инвестировать в то, что мы сами и делаем. Когда меня спрашивают о самой лучшей инвестиции в жизни, я называю наш предыдущий фонд облигаций, который закрылся в середине 2011 года, и за 4,5 года своей активной деятельности принес 293% дохода. А сейчас я инвестирую в наш существующий облигационный фонд, о котором я говорила выше. Выбранная нами стратегия позволяет значительно обыграть возможную девальвацию гривны, что мы уже и сделали, показав доходность в 122% за немногим более чем два года. Потому я никогда не перевожу свои сбережения в доллар.


ПОДЕЛИТЬСЯ