Санкции Запада не подействовали на Россию – СМИ

Forbes утверждает, что именно резкий обвал цен на нефть в 2014 году, а не западные санкции, создали наибольшие трудности для российской экономики

После введения санкций против России ситуация в стране не особенно изменилась: в Москве нет дефицита, а цены в столичных ресторанах даже упали; в то же время, в российской глубинке царит нищета. Об этом пишет Шелли Карабелл в Forbes.

Автор статьи поясняет ситуацию тем, что в постсоветской российской экономике не было никакого перераспределения благ: те, кто занимал руководящие должности, когда рухнул коммунизм, забрали с собой все, что могли; другие брали то, что было перед ними, и продавали его там, где могли найти рынок.

«К тому времени, когда президент России Владимир Путин пришел к власти в 2000 году, большинство основных активов принадлежали либо государству, либо небольшой группе частных лиц, которые получили эти активы от государства в обмен на политическое послушание и лояльность», – цитируются в материале слова экономиста Андрей Мовчана, директора программы экономической политики Московского центра Карнеги.

Карабелл и Мовчан недавно встретились в Москве, чтобы обсудить влияние санкций и будущее российской экономики.

«Россия – не только страна, которая может переносить трудности, как никто другой, но она также привыкла функционировать без денег. Одолжения и личные привилегии – одинаково ценные, если не более желательные, товары, которыми можно торговать. И даже при коммунизме все, включая правительство, зависели от черного рынка товаров и услуг. Это тайное сходство, которое Советская Россия имела с капитализмом, в то время, когда частное предприятие могло закончиться отправкой в ГУЛАГ, если повезет, или привести к расстрелу. Поэтому ни для кого не должно быть сюрпризом, что лучше всего со сменой экономической идеологии за одну ночь справились те представители черного рынка, у которых был опыт частного предпринимательства, и которые не испытывали врожденного страха среднестатистического россиянина перед самостоятельными действиями», – отмечает Карабелл.

Он отмечает, что в 1990-е годы последовал переходный период, состоящий из либеральной экономики, но без управления. «Россия была настоящим Диким Востоком. Неспособность президента Бориса Ельцина управлять правительством привела к тупиковой ситуации в Государственной Думе и хаосу в деловом мире, который повлек за собой не только коррупцию, но иногда и убийства. Восхождение Путина к власти в значительной степени привело к прекращению хаоса и восстановлению государственного контроля над нефтедобывающим и торговым бизнесом страны, который был утрачен в 1990-х годах, во время того, что тогда считалось «приватизацией», – отмечается в материале.

Путин, как пишет Мовчан, «в 2003 году арестовал мятежного олигарха Михаила Ходорковского, национализировал его нефтяную компанию ЮКОС, и позаботился о том, чтобы все остальные олигархи поняли сообщение и повиновались». По словам Мовчана, к 2008 году до 70% российского бюджета прямо или косвенно состояло из доходов от экспорта углеводородов. К 2013 году не более 10% ВВП страны приходилось на независимый частный сектор или производство нерудных ресурсов.

Между тем, отмечается в статье, хотя инфляция в 2013 году составляла 6,5%, а рост ВВП не превышал 1,3%, реальная заработная плата – благодаря социальной политике России, которую Мовчан называет «опрометчивой», превышала 11,4% «Это также был период, когда многие люди продавали свой бизнес государству. Брали свои деньги и уезжали за границу», – утверждает Мовчан.

«Это означало, что государство контролировало более 70% бизнеса – больше, чем во время пребывания у власти (последнего коммунистического лидера) Михаила Горбачева, когда государственный контроль составлял 60%», – говорит он.

Сегодня, возможно, 25% ВВП находится в руках частного сектора, подсчитали в Forbes.

Мовчан говорит, что терпеть не может статистические данные по экономике, предоставляемые государством, потому что, по его словам, «более 30% из них классифицируются как «секретные». Как правило, считается, что засекреченные статьи в бюджете используются для финансирования военно-промышленного комплекса и органов безопасности, но есть косвенные данные, свидетельствующие о том, что эти средства могут использоваться и в других целях. Они могут варьироваться от финансирования «друзей России» за рубежом, до закрытия пробелов в балансе контролируемых государством компаний и покупок для высших должностных лиц».

Издание утверждает, что именно резкий обвал цен на нефть в 2014 году, а не западные санкции, создали наибольшие трудности для российской экономики. Западные экономисты предсказывали быстрый крах после введения санкций и снижения цен на нефть; однако, два фактора позволили стране пережить шок:

  • и правительство, и бизнес накопили наличные резервы во время нефтяного бума: Кремль скопил в три раза больше ожидаемого уровня импорта в золотовалютных резервах, предприятия получили значительные средства и, как пишет Мовчан, «у граждан было более 250 миллиардов долларов в банковских сбережениях и, возможно, столько же наличными». Люди запаслись товарами длительного пользования, а жилищные условия в мегаполисах улучшились, поскольку увеличились спрос и платежеспособность;
  • несмотря на государственный контроль над большинством предприятий, Россия по-прежнему пользуется преимуществами либеральной экономики. «Трансграничные потоки капитала не ограничены», – отмечается в материале. Также указано, что нет контроля над ценами на большинство товаров и услуг, заработная плата определяется рыночными силами, а обменный курс рубля определяется на свободном рынке, хотя и с некоторым вмешательством со стороны Центрального банка.

Стране удалось выдержать удвоение центральным банком ставки рефинансирования в декабре 2014 года, а рынки успокоились, как только Кремль обещал не предпринимать таких решительных действий снова.

В результате 1% россиян с деньгами смог переместить их и инвестировать за границей; те, у кого нет огромных ресурсов, заменили импортные иностранные товары отечественными и проводят свой отпуск в Сочи, а не на Средиземноморье. Так произошло, когда рухнул рубль в 1997 году; российская внутренняя экономика может фактически выиграть от этого и диверсифицироваться – возможно, случайно – из-за необходимости удовлетворить требования все более изощренных потребителей.

Тем не менее, автор материала утверждает, что у правительства нет реального плана по диверсификации экономики, оно предпочитает ждать восстановления цен на нефть, надеясь, что желание Запада продлевать санкции также исчезнет.

В то же время Карабелл и Мовчан считают, что, несмотря на падение ВВП в долларах США в конце 2016 года на 40%, по сравнению с 2013 годом, в стране не будет беспорядков и значительных трудностей. По оценкам, в 2016 году ВВП России на душу населения составлял 8500 долларов США, что обеспечило стране 70 место в мировом рейтинге Международного валютного фонда, наравне с Турцией и Мексикой. Скромный результат, но далеко не катастрофический. И, несмотря на падение ВВП после спада и введения санкций, поясняет Мовчан, «даже это стремительное падение вернуло русских к относительно стабильным уровням 2007 года».

Так было задолго до введения западных санкций. И действительно, экономист задается вопросом, может ли Запад оказаться в какой-то мере в затруднительном положении, когда в будущем снова возникнет вопрос санкций в отношении России. «Это может стать проблемой для Запада», – полагает он. «Если они отменят санкции, они проиграют; если санкции останутся, то у Путина будет козел отпущения, которого можно обвинить во всех неудачах».