Виталий Шапран: базовый сценарий — 30-32 грн/$ на конец года

Виталий Шапран, глава Комиссии по банковскому анализу Украинского общества финансовых аналитиков, кандидат экономических наук, – о том, как и почему будет девальвировать гривня и за счет чего вырастет экономика в нынешнем году

– Январь начался не слишком оптимистично. Гривня снова падает. Что опять произошло с нашей национальной валютой?

– Министерство финансов под конец 2016 года произвело слишком много государственных затрат. И вся эта избыточная ликвидность, выпущенная в конце года в экономику различными путями, дошла до черного наличного рынка, где нет ограничений по суммам операций. В итоге мы увидели настоящий шторм. Думаю, это был хороший урок. Особенно для тех, кто отстаивает идею «продуктивной эмиссии гривни».

– До какого уровня может девальвировать гривня? Какой будет курс к концу 2017 года?

– Думаю, в качестве базового сценария можно взять 30-32 грн/$ на конец 2017 года. Сейчас, до посевной, курс будет держаться в рамках 27,5-28,5 грн/$. Это оптимальный диапазон в нынешней ситуации. Далее сценарий будет зависеть от движения цен на сырьевых рынках, от того, что будет делать Федеральная резервная система США со ставками, ну и от локального конфликта с РФ.

– Из-за повышения ставок ФРС доллар может укрепиться по отношению к евро на 15%. Насколько вероятно такое развитие событий?

– В 2016 году мы столкнулись с тем, что ФРС в основном повышала ставки только на словах. А прогнозы Всемирного банка и МВФ просто-таки пронизаны были картиной кризиса в Китае. Но я полагаю, что это как раз тот случай, когда желаемое выдают за действительное. По прогнозам Всемирного банка, железорудное сырье сейчас должно было бы стоить около $35 за тонну, а стоит более $80. Я напомню: спрос на железорудное сырье формируется в Китае. И я уже не один раз видел, когда глобальные аналитики переоценивали китайскую угрозу. Если в КНР кризиса не будет, то евро не утратит своих позиций к доллару США, а может быть, что к концу года курс евро к доллару вырастет.

– В 2016 году у нас снова резко увеличился дефицит внешней торговли и, судя по всему, эта тенденция сохранится и в 2017-м. Нечто подобное уже происходило после кризиса 2008 года. История повторяется?

– Да. Но властям в принципе нет дела до того, каково состояние торгового баланса: важен платежный баланс и есть огромное желание добиться притока инвестиций. То, что украинская экономика плохо лечится девальвацией, не новость. И тому есть две объективные причины. Во-первых, у нас сырьевой экспорт. Во-вторых, после утрат рынков РФ доля расчетов в евро немного выросла. Учет экспортных операций ведут в долларах и евро, а вот импорт энергоносителей у нас происходит в основном в долларах США. При падении евро это усиливает дисбалансы в нашей торговле.

– Как может измениться внешняя конъюнктура для наших экспортеров? Можно ли рассчитывать на увеличение валютной выручки?

– Да, но я думаю, что сталь и железорудное сырье будут падать. А вот агробизнес должен расти. Скорее всего, мы будем уже во второй половине 2017 года топтаться на месте по объемам выручки, но все будет зависеть от урожая в регионе и в Украине.

В качестве базового сценария можно взять курс 30-32 грн/$ на конец 2017 года. Сейчас, до посевной, курс будет держаться в рамках 27,5-28,5 грн/$

– Некоторые эксперты предрекают очередной кризис в 2018-2019 годах, когда Украина столкнется с резким увеличением выплат по внешним долгам. Новые потрясения возможны?

– Думаю, что долги перед МВФ будут или реструктуризированы, или списаны. Если мы пошли на такой шаг перед частными кредиторами, то МВФ, скорее всего, должен будет пойти навстречу.

– Сейчас власти намерены провести реструктуризацию внутреннего госдолга. Это решит проблему растущих выплат по долгам?

– Конечно, ведь нужно сгладить горизонт выплат.

– По оценкам правительства, экономика сможет подрасти в 2017 году на 2-3%. За счет чего возможен этот рост?

– Во-первых, за счет низкой базы сравнения. Во-вторых, за счет роста цен на сырьевых рынках в сегменте сельхозсырья.

– На какие реформы власти вынуждены будут пойти в 2017 году? Какие преобразования заморозят или отложат до лучших времен?

– Слишком объемный и серьезный вопрос, на отдельную статью. Но есть три фундаментальные реформы: пенсионная, здравоохранения и коммунального хозяйства. По всем трем направлениям Украина сделала НОЛЬ за последние три года. И это печально.

– Не секрет, что все реформы в стране проводятся под давлением внешних кредиторов. И с каждым годом властям все сложнее достичь с ними согласия. Как вы думаете, продолжится ли сотрудничество с МВФ? Что произойдет, если кредитная поддержка не будет предоставлена или Украине выделят не все необходимые средства?

– Сейчас их средства Украине не нужны. Они почти все деньги заставляют направлять в золотовалютные резервы. Но НБУ может использовать только чистые ЗВР для интервенций. Думаю, вопрос прекращения работы с МВФ исключительно политический. Пока политики не порвали отношения с Фондом – будут ездить миссии, приезжать эксперты МВФ, давать рекомендации. Плохого в этом я ничего не вижу.