Что с украинской экономикой не так?

Негативные процессы, которые появились в экономике, пока что не выглядят такими, что приобрели необратимый характер

Восстановление украинской экономики, которое наблюдалось в течение всего прошлого года и первого квартала текущего года, внешне довольно неожиданно оборвалось. Апрель 2017 года принес неприятный сюрприз, связанный с ощутимым падением во многих отраслях экономики.

Все началось с оперативных данных Казначейства еще в первых числах мая, которые показали сокращение поступлений от НДС почти на 9 процентов по сравнению с мартом. Хотя обычно в пределах летнего делового цикла именно с марта и апреля в экономике наблюдается оживление деловой активности. Но не в этом году.

После негативных данных Казначейства постепенно начали поступать оперативные статистические данные Госкомстата. Промышленность в апреле по сравнению с мартом, с учетом сезонной корректировки, сократилась на 1,7 процента, а без такой корректировки, отражающий общий объем промышленного производства в марте и апреле, падение составило 6,9 процента. По сравнению с апрелем 2016 года, с учетом эффекта календарных дней, падение составило 4,6 процента.

Прежде всего беспокоит спад в перерабатывающей промышленности. Безусловно, падение производства металлургической продукции было ожидаемым вследствие блокады ОРДЛО и падения цен на мировых рынках. Но падение объемов производства произошло почти во всех отраслях, как связанных с производством продуктов питания и других товаров широкого потребления, так и промышленных товаров.

При таких обстоятельствах, в апреле, по сравнению с мартом, сократились и грузовые перевозки. Хотя здесь стоит отметить, что это сокращение связано также с постепенным завершением вывоза на экспорт аграрной продукции прошлогоднего урожая.

Существенным стало апрельское сокращение объемов строительства. По сравнению с мартом, общее сокращение составило 4,8 процента. При этом жилищное строительство сократилось на 26 процентов, нежилых домов – на 19,8 процента. Немного скрасило картину строительство инженерных сооружений, которое выросло по сравнению с мартом на 18,9 процента. Но этот рост больше всего наблюдался в горнопромышленных и добывающих предприятиях.

Розничная торговля тоже не порадовала. Оборот в апреле по сравнению с мартом сократился на 1,7%. Частично это можно объяснить меньшим количеством календарных дней, но общая тенденция выглядит не совсем оптимистично.

В то же время, есть много примет того, что общую картину не следует описывать в катастрофической тональности. В частности, следует отметить, что общий размер располагаемых доходов населения растет. Косвенно на это указывают междугородние и международные пассажирские перевозки. Известно же, что с ростом доходов подвижность населения повышается, и наоборот, при падении доходов – снижается.

Пассажирооборот железнодорожного транспорта за период январь-апрель 2017 года по сравнению с соответствующим периодом прошлого года вырос на 10,7 процента. В то время как за январь-март – на 2,6 процента. Но особенно впечатляет пассажирооборот авиаперевозок, которые за четыре месяца 2017 года выросли по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 56,9 процента. Причем, растущая тенденция как железнодорожных, так и авиаперевозок, наблюдается в течение всего прошлого года и четырех месяцев текущего. И если авиаперевозки можно считать видом транспорта для среднеобеспеченных и богатых граждан, то железнодорожные перевозки являются массовым видом междугородних и международных путешествий. Следовательно, по крайней мере, пока нет никаких оснований говорить, что причиной апрельского падения экономики является снижение реальных доходов граждан.

Подытоживая и анализируя причины такой картины, еще раз стоит подчеркнуть, что вряд ли корректной будет попытка списать довольно существенное апрельское падение экономики лишь на блокаду территорий ОРДЛО. Хотя негативные последствия этих действий были вполне предсказуемыми, потому что речь шла о торговле не только углем и металлургической продукцией. На территорию ОРДЛО украинские предприятия поставляли достаточно широкий набор потребительских товаров и товаров промышленного назначения. Вследствие блокады они потеряли часть платежеспособного спроса на свою продукцию.

Несмотря на это, есть основания считать, что причины ощутимого снижения экономических показателей более комплексные. При том что, скорее всего, из-за большого количества праздничных дней, экономический спад может иметь место и в мае, для чего есть несколько причин.

ПРИЧИНА НЕ ТОЛЬКО В БЛОКАДЕ

Во-первых, чувствуется буксование дальнейшего реформирования страны. Реализация основных реформ на этот год, связанных с медицинской, земельной, пенсионной реформой, масштабной приватизацией, переходом от налога на прибыль к налогу на распределенную прибыль, пока что далеко не набрала необходимых для страны темпов. При этом реформа крайне неэффективной и чрезвычайно коррумпированной системы социального обеспечения, к сожалению, пока что даже не вышла на повестку дня.

Неуверенность же в дальнейшем позитивном продвижении реформ и неопределенность, которая есть у многих, к сожалению, не стимулирует для инвестиций бизнес и домохозяйства. В связи с этим весьма примечательны результаты оценки потребительских настроений населения и ожиданий развития экономики, которые ежемесячно проводит известная маркетинговая компания GFK. Она отмечает, что в апреле индекс целесообразности крупных покупок (х5) уменьшился на 7,1 п. и установился на отметке 57,4. Индекс ожидаемого развития экономики страны в течение ближайшего года (х3) уменьшился на 2,8 п. и составил 45,2.

Во-вторых, несмотря на то, что уже прошел май, запланированные правительством масштабные бюджетные расходы на реализацию государственных инфраструктурных программ пока далеки от актуальной потребности. Темпы их реализации в течение апреля и мая, мягко говоря, отстают. Хотя в условиях потерь от блокады ОРДЛО, именно они могли бы поддержать темпы восстановления украинской экономики.

В-третьих, тревожит, скажем мягко, далекая от совершенства процентная политика Нацбанка. Последняя ведет к практически безостановочному падению объемов кредитования субъектов хозяйствования уже на протяжении трех лет. И если в 2014 году и в первой половине 2015 года процентную политику Нацбанка еще можно было как-то частично понять и объяснить, то очень скоро, по убеждению многих специалистов, она превратилась в очевидный тормоз для экономического роста. Хотя априорна закономерность, которая предусматривает, что без увеличения объемов кредитования обеспечить устойчивый рост экономики невозможно.

Вероятно, такой политике центробанка не приходится удивляться на фоне заявлений главы Нацбанка Валерии Гонтаревой, которая с полной уверенностью в своей правоте заявляет, что «к счастью, экономический рост и содействие занятости не является зоной ответственности Нацбанка». При этом, очевидно, политика Федеральной Резервной Системы и Европейского Центробанка, направленная на реализацию этих задач, для госпожи Гонтаревой не является показателем.

Должен также упомянуть, что некоторые из экономических экспертов настаивают, что причиной падения экономики могло стать двукратное повышение минимальной зарплаты. Но пока что подтверждения этому на уровне статистических данных нет.

Более того, данные за январь-март 2017 года относительно финансовых результатов предприятий с численностью более 10 наемных работников, указывают на существенное улучшение их финансового состояния по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Существенно вырос положительный финансовый результат предприятий, работающих с прибылью, и сократилось численность убыточных предприятий.

ЧТО СЕГОДНЯ ДЕЛАТЬ?

Действительно, падение экономики в апреле является негативным фактом. Но, как видим, его не следует воспринимать как «очередное предательство». Зато это должно стать серьезным аргументом для активизации деятельности правительства и парламента, особенно в течение июня и июля.

В эти два месяца нужно, как минимум, принять в первом чтении основные законы, касающиеся реформы медицинской системы, земельных отношений, приватизации. Вне сомнений, эти законы должны быть приняты не просто в этом году, а как можно быстрее. И это не вопрос требований МВФ и получения следующих траншей. Это остро необходимо стране.

В частности, крайне желательно, чтобы изменения в Налоговый кодекс в части перехода от налога на прибыль к налогу на распределенную прибыль были приняты до конца июня. Это, во-первых, даст возможность правительству формировать государственный бюджет на 2018 год уже с учетом этих изменений. Во-вторых, настраивать бизнес на уверенность в существенном улучшении системы налогообложения, с кардинальным уменьшением административного вмешательства. А это, безусловно, может положительно повлиять на изменение инвестиционных настроений предпринимателей.

Важно наконец запустить большую приватизацию, по крайней мере малых и средних государственных предприятий. Никакие оправдания и объяснения относительно причин торможения приватизации, например, в аграрном секторе, не должны приниматься во внимание. Продажа на открытых электронных торгах уже в этом году – единственный эффективный путь. Для этого нужна лишь политическая воля.

Отдельного внимания требует коррупционный монстр «Укрспирт». Приватизацию предприятий этого концерна тоже необходимо начать в этом году. Но для этого нужно принять закон об особенностях его приватизации, что было бы чрезвычайно важно сделать еще до конца текущей сессии Верховной Рады.

Правительство, безусловно, также должно максимально ускорить активную фазу реализации этих инвестиционных проектов. Они могут уже в ближайшее время, по крайней мере частично, изменить негативные процессы в экономике. Кроме того, сверхважная тема – активно стимулировать увеличение производства отечественных перерабатывающих предприятий и строительных компаний. Нельзя отдавать бюджетные или заемные средства иностранным компаниям. Это просто абсурдно. В этом контексте следует решительно способствовать наращиванию заказов у отечественных предприятий со стороны «Укрзализныци» и других государственных компаний. Несмотря на извечные дискуссии между экономистами, в наших обстоятельств следует исходить из того, что даже в случае, когда предложения отечественных компаний немного хуже, чем иностранные, добавленная стоимость будет создаваться в Украине. А это будет способствовать повышению занятости и увеличению налоговых поступлений в государственный и местные бюджеты, что вполне компенсирует потери от возможно менее финансово выгодных ценовых предложений украинских компаний.

Как существенно уменьшить основные ставки Нацбанка? Очевидно, залогом этого должно стать налаживание эффективного сотрудничества экономического блока правительства с Нацбанком. Этому может способствовать ожидаемое ежегодное снижение уровня инфляции в летний период.

Тот аргумент, что учетная ставка Нацбанка должна быть всегда выше уровня инфляции, не является аксиоматичным. По крайней мере, уже упоминавшиеся ФРС и ЕЦБ не считают это обязательным. Они осознают, что поддержание экономического роста должен быть важнее. чем теоретические, фундаменталистские подходы определения процентных ставок центробанка.

Нацбанк по крайней мере ставку по своим депозитным сертификатам точно может существенно снизить уже сегодня. Она не должна превышать 3-4 процента годовых. В условиях, когда без малейших рисков можно получить 12-13 процентов годовых по депозитным сертификатам Нацбанка, ни один коммерческий банк не будет выдавать кредиты со ставкой меньше 15-20 процентов годовых. А это в современных условиях является просто убийственным для коммерческой деятельности предприятий, если, разумеется, они собираются такие кредиты возвращать.

Следует, в конце концов, навести порядок с государственными банками. Ситуация ежегодных многомиллиардных убытков по кредитам, причем в том числе и тем, которые выдавались, начиная с 2014 года, выглядит недопустимой. В целом, есть основания говорить, что с этим уже должна начать разбираться Генпрокуратура и НАБУ.

Должны быть кардинально снижены и ставки по срочным депозитам физических лиц в государственных банках. Просто абсурдной является ситуация, когда они привлекают депозиты населения по ставкам до 17,5% годовых. Интересно, кого же они тогда кредитуют, и какие должны быть ставки по их кредитам?

Следовательно, негативные процессы, которые появились в экономике, пока что не выглядят такими, что приобрели необратимый характер. Но для их преодоления требуется более активная, целенаправленная деятельность правительства. Конечно, при поддержке парламента. Ответственность за реформы – чуть ли не самая сложная ответственность. Без нее возвращение к положительным тенденциям не станет свершившимся фактом.

Автор: Борис Кушнирук, глава экспертно-аналитического совета Украинского аналитического центра

Источник: Укринформ