Отдам миллион в хорошие руки: рейтинг сверхнадежности банков

Какие из банков лучше домашнего сейфа, камеры хранения, а также всевозможных огнеупорных, водонепроницаемых и противоударных конструкций

После того как за последние три года из Google Maps исчезло более 80 банков, рассуждать о существовании в Украине стабильной банковской системы было бы несколько самонадеянно. Но если внимательно взглянуть на происходящее с высоты крупнейших банковских учреждений страны, то финансовый мир не покажется таким уж безнадежным. Никто из них падать от острой капитальной недостаточности точно не собирается. И судя по показателям ведущих банков, почти все они, к радости своих клиентов, настроены значительно усложнить жизнь друг другу в привычной конкурентной борьбе. Осталось выбрать, на кого сделать ставку.

Капитальная революция

Ландшафт банковской системы изменился за несколько лет до неузнаваемости. Несмотря на огромные финансовые потери и дефицит веры в человечество, она уже не производит впечатления сейсмически активной местности. Прежде всего, это касается крупнейших финансовых учреждений страны, находившихся в зоне повышенного внимания Нацбанка. Несмотря на огромную критику в адрес НБУ, регулятору все-таки удалось добиться невозможного. Во-первых, резко сократилось влияние олигархов на банковскую систему. Во-вторых, существенно усложнилась возможность вывода денег из банков проворовавшимися собственниками или руководством. В-третьих, государство в лице НБУ перестало выступать в роли бесплатного источника ресурсов. И, в-четвертых, созданы условия, стимулирующие акционеров вкладывать деньги в развитие своих банков. Словом, сейчас в Украине совершенно другая банковская система.

Олигархи минус

Спустя несколько десятилетий вдруг выяснилось, что доминирование в банковской системе крупного, скажем так, национального капитала несет в себе огромные риски. Олигархи оказались плохими собственниками.

Еще в 2014 году в первой десятке крупнейших тон задавали ПриватБанк, Дельта Банк, Надра Банк и «Финансы и Кредит». Все они активно привлекали средства граждан на заманчивых условия, и в дальнейшем деньги оседали на счетах «дружественных структур». Фактически за счет вкладчиков финансировался бизнес олигархов. А близость к власти позволяла владельцам этих учреждений годами, если не десятилетиями, избегать проблем с регулятором.

Стандартная практика прошлых лет – получение рефинансирования в Нацбанке в случае проблем с ликвидностью за «щедрое вознаграждение»

С приходом кризиса такие банки быстро теряли платежеспособность. Предприятия финансово-промышленных групп отказывались погашать долги, а вкладчикам приходилось предлагать запредельные ставки, нередко доходившие до 30% годовых. Нормативы по кредитованию связанных лиц превышали в разы, а реальный капитал оказывался ниже нуля. Выжить в таких условиях можно было только при щедрой поддержке НБУ. Но под давлением международных кредиторов, банкроты были выведены с рынка или национализированы.

Дорогой рефинанс

Стандартная практика прошлых лет – получение рефинансирования в Нацбанке в случае проблем с ликвидностью за «щедрое вознаграждение». Привлекательность этой операции заключалась в том, что деньги выдавались под учетную ставку, размер которой был существенно ниже, чем ставки на рынке. Кроме того, залоги особой роли не играли, как и цели использования средств НБУ. Условно, получив дешевое рефинансирование для поддержки ликвидности, средства можно было использовать для валютных спекуляций. Самые «одаренные» банально тут же выводили деньги из банка.

Сейчас такие безумные схемы уже не работают. Во время последнего кризиса рефинансирование в НБУ можно было получить под 30% и под ликвидные залоги, включая личное поручительство владельцев банка. На таких дорогих деньгах не проспекулируешь.

Одновременно кураторы НБУ блокировали схемы по выводу рефинанса. Разумеется, это получалось не всегда. Тем не менее уже хотя бы за счет залогов Нацбанк перекрывал свои возможные потери. Такой подход заставил банкиров больше полагаться на свои силы, а не ресурсы регулятора. Те, у кого сил не осталось, становились клиентами Фонда гарантирования вкладов физлиц.

Живые деньги

Ужесточение требований Нацбанка вынудило банки, чей капитал существенно похудел за годы кризиса и рекордных убытков, активно привлекать средства акционеров. Успешнее всего с этой задачей справились банки с иностранным и государственным капиталом. И те и другие придерживались принципиально иных правил ведения бизнеса, чем кэптивные банки. Уже хотя бы потому, что акционеры не рассматривали их как свой личный карман.

Потери оказались не настолько серьезными, как у некоторых банков с украинскими корнями. А возможности западных финансовых групп не сравнимы с поиздержавшимися олигархами.

В 2016 году более половины всех иностранных инвестиций, поступивших в Украину, пришлось на банковский сектор. В их числе и «дочки» российских госбанков, которые, казалось, тоже могут успешно побороться за место под солнцем. Но все сильнее накаляющиеся отношения между Украиной и путинской Россией лишили их каких-либо перспектив, как минимум в ближайшее время. Все они активно ищут новых собственников, что в нынешних условиях весьма непростая задача.

Смена лидеров

Нельзя сказать, что финучреждения с иностранным капиталом и госбанки выиграли от кризиса. Скорее, они заняли освободившиеся ниши. В первой двадцатке крупнейших банков по активам только два принадлежат украинским бизнесменам. ПУМБ контролируется структурами Рината Ахметова, «Пивденный» – одесситами Юрием Родиным и Марком Беккером. Причем у последних возникли проблемы с законом. Обычно конфликты с властями не проходят бесследно для финансовых учреждений. Остается лишь надеяться, что «Пивденный» избежит печальной участи. По итогам 2016 года его показатели не вызывали серьезных опасений. Кроме того, к началу 2017 года он досрочно погасил задолженность перед НБУ.

В пятерку лидеров рейтинга сверхнадежности вошли два госбанка (Ощадбанк, Укргазбанк) и три банка с иностранным капиталом (ПроКредит Банк, Ситибанк и Кредобанк).

Госбанки отличились существенным приростом клиентской базы. В прошлом году Ощадбанк и Укргазбанк смогли удвоить объем средств юрлиц. Скорее всего, к ним сбежали клиенты российских госбанков. В то же время нельзя сказать, что для Ощадбанка работа с корпоративными клиентами – в числе приоритетов. Все-таки это учреждение завязано на нужды населения. В этом смысле совершенно не понятно, как будет построено его сотрудничество с ПриватБанком, тоже получившим статус госбанка. Ведь днепропетровский банк был бесспорным лидером по обслуживанию граждан.

Спустя несколько десятилетий выяснилось, что доминирование в банковской системе крупного национального капитала несет в себе огромные риски

Сейчас в руках государства сосредоточено 46,7% рынка корпоративных клиентов и 60,0% – частных лиц. Через госбанки можно легко влиять на рыночные тенденции, например, играя на понижение депозитных и заодно кредитных ставок. Но едва ли Минфин воспользуется предоставившейся возможностью. Государство не слишком эффективный собственник. Пример тому – Укрэксимбанк, чей капитал по итогам 2016 года неожиданно оказался отрицательным, а убыток превысил 1 млрд грн. Вероятнее всего, в этом году некоторые госбанки могут быть проданы. Возможно, новые акционеры появятся в Укргазбанке.

Совсем иная ситуация у банков с западным капиталом. По сути, с их подачи происходит снижение кредитных ставок. Нарастив капитал за счет материнских компаний и не испытывая острой нужды в дорогих ресурсах населения, они способны предложить весьма привлекательные условия для предпринимателей. Все больше банков предлагают кредиты под 16-18% годовых, и эта тенденция будет только усиливаться. По данным НБУ, с начала года средневзвешенная процентная ставка снизилась с 17,7% годовых до 14,0%. Если эта тенденция сохранится, то уже во втором полугодии банки начнут активно наращивать кредитные операции.

Доля риска

Совсем иные события будут развиваться в группе небольших банков. До середины июля им необходимо, по требованию НБУ, нарастить уставный фонд до
200 млн грн. Пока это требование не выполняют 37 финансовых учреждений. И, скорее всего, в ближайшее время многие вынуждены будут пойти на слияние с конкурентами или смену собственников. Разумеется, кому-то придется уйти с рынка. Но едва ли новые банкротства как-то отразятся на рынке. Скорее всего, их исчезновение просто не заметят.

Рейтинг сверхнадежности банков (нажмите для увеличения)

Рейтинг банков
Рейтинг банков