Кризис 17 года: власть никогда так не слаба, когда ей ничего не угрожает

Полгода, что отделяют начало третьего года работы Верховной Рады VIII созыва от третьего года президентства Петра Порошенко, ознаменовались всеобщим пониманием того, насколько лишена жизненного потенциала нынешняя политическая система

Она еще маневрирует, передвигаясь короткими перебежками от кризиса к кризису, но о нормализации, не говоря уже о продуктивной работе на будущее, речь не идет. Режим политического выживания не дает шансов Украине для развития.

Накануне

2016-й, хоть и прошел под разговоры о неизбежности досрочных выборов и пугалки вроде коварного кремлевского плана «Шатун», заметно, казалось, укрепил позиции Петра Порошенко, замкнувшего на себя основные распорядительные функции. Ретивый Яценюк, который ставил себя, по меньшей мере, равноправным партнером президента, был заменен на своего и не обладающего сколько-нибудь заметным весом Гройсмана. Бесконечно дискредитированный Шокин во главе Генпрокуратуры уступил место Луценко, настроенному восстановить свою репутацию борьбой, в первую очередь, с непугаными бывшими. Осень обещала быть продуктивной и развернуть негативные рейтинговые тенденции. Апофеоз позитивных ожиданий пришелся на празднование Дня независимости, который отмечался едва не как День украинской победы.

А потом Порошенко пропал из публичного пространства. Нет, участие в каких-то дежурных официальных мероприятиях было, но на обратную связь президент не шел. Последняя пресс-конференция была проведена 3 июня 2016 года. И это очень показательный знак, выдающий внутреннее президентское ощущение неблагополучия. Когда есть успехи и планов раздолье – святое дело выйти поделиться радостью с народом, заразить его собственной уверенностью. Заражать было нечем. Не вышло и большой показательной атаки на безнаказанных регионалов. Кроме Ефремова, никто не оказался за решеткой, зато электронное декларирование и дело Насирова показали, насколько нынешние не ушли от бывших.

Характерными в этом отношении были даты начала и победы Майдана – власть, по сути, их проигнорировала, опасаясь перерастания массовых официальных мероприятий в массовые неофициальные и непредсказуемые. Затем последовал грандиозный провал с блокадой ОРДЛО, когда первоначально действиям блокадников никто не уделил внимания, затем их пытались убрать, но не убрали, а кончилось все тем, что государство, вчера еще говорившее, что альтернативы торговле с оккупированными территориями нет, заявило, что переходит к блокаде. Последние провалы, связанные уже с деятельностью спецслужб: взрывы на арсенале под Балаклеей и убийство в центре Киева беглого российского экс-депутата, – уже логично дорисовывают картинку неэффективности власти даже по ключевому вопросу, вопросу обеспечения национальной безопасности.

Цена стабильности – нестабильность

Безусловно, неприятности случаются и в идеально отлаженных системах, но в неидеальных они закономерны и в какой-то момент начинают идти чередой. И проблема тут не в злонамеренности власти, как нередко можно услышать. Совсем даже наоборот. Именно усилия власти по стабилизации и наведению порядка дают обратный эффект. По очевидной причине: цели и методы стабилизации не совпадают с реальным положением вещей и общественными запросами.

Не видя достойных партнеров и ощущая себя окруженным врагами и конкурентами, Порошенко делает ставку на близких друзей и соратников, а в политической игре использует методы, ему досконально известные: закулисные договоренности, а также игра на слабых сторонах других участников процесса. Несовершенство политической системы он пытается компенсировать, завязывая государственный контроль на себя персонально. Как когда-то сумской губернатор Владимир Щербань на записях Мельниченко уговаривал Леонида Кучму взять под контроль семьи «Сумыхимпром», потому что «все равно растащат». Так что все исключительно из лучших, государственнических соображений.

Из этих соображений большое внимание уделяется проискам политических оппонентов, норовящих расшатать и подорвать. В результате силовые органы пропускают удары от внешнего врага, а гражданское общество воспринимается как источник потенциальных неприятностей. Власть занимает круговую оборону, окукливается, и ни о каком развитии речь больше не идет – она работает исключительно на удержание позиции. Но в ситуации, когда от страны требуется, как в Алисиной «Стране чудес», бежать, чтобы оставаться на месте, отказ от движения равнозначен сдаче. А вот сдачу Украины никто не поймет и не простит. Даже если к этому привели наилучшие соображения.

Власть занимает круговую оборону, окукливается, и ни о каком развитии речь больше не идет – она работает исключительно на удержание позиции

Плюс-минус премьер

Сохранение стабильности без утраты импульса развития – это высший управленческий пилотаж. Очевидно, что у нынешних деятелей такого опыта нет и быть не может, откуда ему взяться за годы выживания в системе всеобщего недоверия и договорняков. По сути, они ее и продолжают воспроизводить, а оправданием является лишь то, что они-то, в отличие от предшественников, – настоящие патриоты, да к тому же на голову умнее, – значит, у них должно получиться. Но поскольку изъяны системные, они никуда не деваются при смене переменных, хотя в каком-то смысле тот же Гройсман неизмеримо лучше Азарова, а Порошенко на голову выше, хоть и не в буквальном смысле, чем Янукович.

Кстати, будучи прижат обстоятельствами, президент в любом случае вынужден будет имитировать активность, демонстрировать, что штурвал находится в крепких руках. Возможностей для этого у него немного, одна из них – «перетрахивание» правительства. В апреле истекает годичная гарантия неприкосновенности Кабинета Гройсмана, что открывает перспективы какой-то игры. Правда, шансы в этой игре сыграть против себя тоже очень высоки. Хотя отношения президента и премьера ожидаемо испортились, все же они не переходят в фазу открытого публичного противостояния, у Гройсмана для этого слабоват ресурс, а у Порошенко – еще силен. Может быть, предпринята попытка заменить Владимира Борисовича на Степана Ивановича, во всяком случае, кроме Кубива, других кандидатур на этот непростой пост пока не называется. Эта привычная забава способна на некоторое время занять публику, но, опять же, принципиально она ничего не решает.

Досрочные выборы все больше превращаются в лотерею. Рейтинги основных политических сил продолжают снижаться, хотя, казалось бы, ниже некуда, и все колеблются в районе одной-двух статистических погрешностей, что означает полную непредсказуемость результата. Затеять их – все равно что сыграть в гусарскую рулетку. Причем в варианте, когда в барабане не один патрон, а наоборот, лишь одного не хватает.

Выборы без выборов

Нельзя сказать, что наверху совсем не понимают проблематичности сложившейся ситуации. Пока выход из нее видят в том, чтобы под лозунгами сохранения государственности вновь передоговориться обо всем, будто с чистого лица. Не рискуя будоражить общество внеочередной парламентской кампанией и не тратя на нее средств, заключить некий пакт ключевых политических игроков, который помог бы всем дотянуть до очередных выборов в 2019 году.

Поскольку по внешнему виду это дело благородное, подобная инициатива вполне может быть запущена и даже какая-то пафосная бумага подписана. Однако неизбежно возникают вопросы: а кому надо, чтобы выборы прошли не раньше, чем через два года, и какими коврижками этот кто-то готов поделиться с теми, кому вообще-то все равно, и это в лучшем случае все равно?

С некоторого момента для политических сил участие их людей в правительстве стало не только нежеланным – опасным. Делить ответственность с непопулярной властью, которая приближается к абсолютному нулю своей непопулярности, совершенно безумная перспектива. Ни Блоку Петра Порошенко, ни «Народному фронту» за счастье быть рядом в этом смысле предложить своим потенциальным союзникам нечего. Да и кто эти союзники? Голосования в Раде показывают, что найти общий язык, и то каждый раз путем новых договоренностей, удается лишь с депутатскими группами «Воля народа» и «Возрождение». В жесткую оппозицию ушли «Батькивщина» и «Самопомич». Радикалы Ляшко готовы, как всегда, обсуждать выгодные варианты, но даже они норовят соскочить с любых твердых договоренностей о поддержке и полноценном возвращении в коалицию.

Вся эта безнадега и малоосмысленная возня создают постоянный фон и причины для новых примеров потери государственной управляемости. Казалось, угроза с востока взята под контроль и не вынуждает каждый день по многу раз в тревоге отслеживать новости с фронта. Никаких серьезных конкурентов в политическом поле у действующей власти так и не появилось, а радикальные группы легко нейтрализуются, если не сказать, что властью же и управляются. Тема досрочных выборов ушла на второй план. А ощущение тревоги не отпускает и даже нарастает. Чего же так власти не хватает? Хоть смейся: народной любви. Пусть не любви как обожания – такого в Украине не бывает, элементарного доверия не хватает. И надо сказать, что власть в этом отношении еще ни разу не подводила свой народ, подкидывая все новые доказательства: да, не доверяйте ни в коем случае.

А другой власти пока не видно даже в приблизительных очертаниях. И эта тема будет главной в кризисном 2017 году: где взять других?

Автор: Леонид Швец